5 страница. — Но мы увидим вас утром?

— Но мы увидим вас утром? — спросила Уин.

— Да. — Он стоял и смотрел на нее с легкой улыбкой на губах.

Доктор Джулиан Хэрроу был элегантным мужчиной, божественно сложенным, совершенно очаровательным. Он был темноволосым и сероглазым, обладал квадратной челюстью, и его привлекательность заставляла почти всех его пациенток влюбиться в него. Одна из женщин в клинике просто заметила, что личный магнетизм Хэрроу не только привлекал мужчин, женщин и детей, но также воздействовал на шкафы, кресла и золотую рыбку в банке.

Как говорил Лео:

— Хэрроу совсем не выглядит как доктор. Он выглядит как доктор женской мечты. Я подозреваю, что половина его практики состоит 5 страница. — Но мы увидим вас утром? из влюбленных дамочек, которые затягивают свое выздоровление только для того, чтобы он продолжал их лечить.

— Я уверяю тебя, — смеясь, отвечала Уин. — Я вовсе не влюблена, и совсем не намерена продолжать болеть.

Но она была вынуждена признать, что трудно ничего не испытывать к человеку, который был привлекательным, внимательным, а также излечил ее от изнурительной болезни. И Уин полагала, что у Джулиана могли возникнуть ответные чувства. В течение прошедшего года, особенно, когда здоровье Уин полностью восстановилось, Джулиан стал относиться к ней не как к обычной пациентке. Они совершали длительные прогулки по невероятно прекрасным романтическим уголкам Прованса, и он флиртовал с ней 5 страница. — Но мы увидим вас утром? и заставлял ее смеяться. Его внимание пролилось бальзамом на ее раненую душу после того, как Меррипен так бессердечно перестал обращать на нее внимание.

Постепенно Уин смирилась с тем, что Меррипен не отвечает взаимностью. Она даже плакала у Лео на плече. Брат заметил, что она мало что видела в жизни и почти ничего не знает о мужчинах.

— Не кажется ли тебе, что, вероятно, твоя привязанность к Меррипену была результатом близости, а не чего-либо другого? — нежно спросил ее Лео. — Давай трезво оценим ситуацию, Уин. У тебя с ним нет ничего общего. Ты милая, чувствительная, образованная женщина, а он… Меррипен. Ему нравится рубить 5 страница. — Но мы увидим вас утром? дрова для развлечения. И прости за грубую правду, некоторые пары прекрасно ладят в постели, но не больше.

Уин перестала плакать, испытав шок от его тупости.

— Лео Хатауэй, ты предполагаешь…

— Теперь лорд Рэмси, благодарю, — поддразнил он.

— Лорд Рэмси, вы полагаете, что мои чувства к Меррипену плотские по своей природе?

— Ну, определенно не разумные, — ответил Лео, и ухмыльнулся, когда она ударила его по плечу.

После некоторых раздумий Уин вынуждена была признать, что в словах Лео был резон. Конечно, Меррипен был намного более образованным, чем считал ее брат. Насколько она помнила, цыган во многих философских диспутах бросал вызов Лео, и запомнил больше греческого 5 страница. — Но мы увидим вас утром? и латыни, чем кто-либо из семьи, за исключением ее отца. Но Меррипен выучил это только для того, чтобы соответствовать семье Хатауэй, а не потому, что у него был подлинный интерес к получению образования.

Кев был человеком природы, он остро нуждался в ощущении земли и неба. Его никогда не удастся полностью приручить. И он с Уин были настолько же разными, как рыба и птица.



Джулиан взял ее руку своей длинной, элегантной рукой. Его пальцы были гладкими и ухоженными, сужавшимися к кончикам.

— Уиннифред, — нежно сказал он, — теперь мы далеко от клиники, и жизнь не будет настолько же хорошо организованной 5 страница. — Но мы увидим вас утром?. Вы должны беречь свое здоровье. Обязательно отдохните сегодня, несмотря на желание оставаться на ногах все время.

— Да, доктор, — ответила Уин, улыбаясь ему. Она испытала привязанность к нему, вспоминая тот первый раз, когда ей удалось подняться по учебной лестнице в клинике. Джулиан шел за ней по пятам, тихонько подбадривая ее, а его грудь крепко прижималась к ее спине. «Немного выше, Уиннифред. Я не позволю вам упасть.» Он ничего не делал за нее. Только следил за безопасностью при подъеме.

— Я немного нервничаю, — призналась Уин, когда Лео провожал ее в апартаменты отеля на третьем этаже.

— Почему?

— Не знаю. Вероятно, потому 5 страница. — Но мы увидим вас утром? что мы все изменились.

— Главное не изменилось. — Лео крепко держал ее за локоть. — Ты все та же жизнерадостная девочка, какой и была. А я все тот же негодяй, склонный к выпивке и девицам легкого поведения.

— Лео, — сказала она, слегка нахмурившись. — Ты же не собираешься возвращаться к старому образу жизни, правда?

— Я буду избегать искушений, — ответил он, — если только они не свалятся прямо передо мной. — Он остановил ее посреди лестничной площадки. — Ты не хочешь немного отдохнуть?

— Вовсе нет. — Уин с энтузиазмом продолжала подниматься. — Я обожаю подниматься по лестницам. Я обожаю делать все, что не могла делать прежде. И начиная с настоящего момента 5 страница. — Но мы увидим вас утром?, я буду жить под девизом: «Взять от жизни как можно больше».

Лео ухмыльнулся.

— Ты должна знать, что я частенько говорил это в прошлом, и всегда попадал в неприятности.

Уин с удовольствием посмотрела вокруг. Прожив так долго в спартанских условиях клиники Хэрроу, она наслаждалась роскошью.

Элегантный, современный и крайне удобный, Ратледж был владением таинственного Гарри Ратледжа, о котором ходило множество слухов, но никто не мог определенно сказать, англичанин он или американец. Точно было известно только то, что какое-то время он прожил в Америке и прибыл в Англию, чтобы построить отель, который сочетал бы богатство Европы с американскими новшествами.

Ратледж 5 страница. — Но мы увидим вас утром? был первым отелем, где в каждом номере была личная ванная. А также такие радости, как лифты для доставки еды, встроенные буфеты в номерах, личные комнаты для встреч с двориками со стеклянными потолками и садами, выполненными, как внешние комнаты. В отеле была столовая, которая считалась самой лучшей во всей Англии, со столькими канделябрами, что пришлось при строительстве дополнительно укрепить потолки.

Они подошли к двери в апартаменты Хатауэев, и Лео тихонько постучал.

Внутри послышалось движение. Дверь открылась и показалась молоденькая светловолосая служанка. Служанка посмотрела на них обоих.

— Могу я вам помочь, сэр? — спросила она Лео.

— Мы пришли повидать мистера и миссис Роан 5 страница. — Но мы увидим вас утром?.

— Прошу прощения, сэр, но они уже удалились на покой сегодня вечером.

Час был довольно поздним, разочарованно подумала Уин.

— Нам следует пойти в наши номера и позволить им отдохнуть, — сказала она Лео. — Мы вернемся утром.

Лео посмотрел на горничную с легкой улыбкой, и спросил тихим, низким голосом:

— Как тебя зовут, дитя?

Ее карие глаза расширились, а на щечках появился румянец.

— Абигайл, сэр.

— Абигайл, — повторил он. — Скажи миссис Роан, что ее сестра здесь и желает ее видеть.

— Да, сэр, — горничная хихикнула и оставила их у дверей.

Уин искоса посмотрела на брата, пока он помогал ей снять ее плащ.

— Твое обращение с 5 страница. — Но мы увидим вас утром? женщинами не перестает меня удивлять.

— Большинство женщин имеют печальную склонность к повесам, — с сожалением заметил он. — Я в самом деле не должен использовать это против них.

Кто-то вошел в гостиную. Лео увидел знакомую фигуру Амелии, одетую в голубой халат, в сопровождении Кэма Роана, который выглядел привлекательно растрепанным в рубашке с расстегнутым воротом и в брюках.

С глазами, круглыми, как блюдца, Амелия застыла при виде брата и сестры. Белая рука, дрожа, поднялась к горлу.

— Это в самом деле вы? — дрожащим голосом спросила она.

Уин постаралась улыбнуться, но это оказалось невозможно, так как ее губы дрожали от волнения. Она 5 страница. — Но мы увидим вас утром? попыталась представить, какой она могла показаться Амелии, которая в последний раз видела ее хрупкой и болезненной.

— Я дома, — сказала она, прерывающимся голосом.

— О, Уин! Я мечтала, — я так надеялась… — Амелия запнулась и бросилась вперед, они порывисто и крепко обнялись.

Уин закрыла глаза и вздохнула, чувствуя, что наконец-то вернулась домой. Моя сестра. Уин наслаждалась тихим комфортом объятий Амелии.

— Ты такая красивая, — проговорила Амелия, отклонившись, чтобы взять мокрые щеки Уин в свои руки. — Такая здоровая и сильная. О, взгляни на эту богиню, Кэм, только взгляни на нее!

— Ты хорошо выглядишь, — сказал Роан Уин, и его глаза сияли. — Лучше, чем 5 страница. — Но мы увидим вас утром? когда-либо, малышка сестричка. — Он осторожно обнял ее и поцеловал в лоб. — Добро пожаловать домой.

— Где Поппи и Беатрикс? — спросила Уин, вцепившись в руку Амелии.

— Они в постели, но я пойду, разбужу их.

— Нет, пусть спят, — поспешно ответила Уин. — Мы ненадолго, оба утомлены, но я должна была увидеть тебя прежде, чем пойти спать.

Взгляд Амелии скользнул к Лео, который стоял возле двери. Уин услышала тихий вздох сестры, когда она заметила перемены в нем.

— Вот мой прежний Лео, — тихо сказала Амелия.

Уин была удивлена тем, что мельком увидела в насмешливом взгляде Лео, — какую-то мальчишескую уязвимость, как будто он испытывал 5 страница. — Но мы увидим вас утром? смущение от собственного удовольствия от воссоединения.

— Теперь, ты будешь плакать по другой причине, — сказал он Амелии. — Потому что, как видишь, я тоже вернулся.

Она бросилась к нему и оказалась в крепких объятиях.

— Французы не вытерпели тебя? — спросила она, ее голос был приглушен его грудью.

— Напротив, они меня обожали. Но нет никакого удовольствия в том, чтобы остаться там, где тебя рады видеть.

— Очень жаль, — ответила Амелия, став на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. — Потому что здесь тебе безумно рады.

Улыбаясь, Лео потянулся, чтобы пожать руку Роану. — Я с нетерпением ожидаю увидеть те улучшения, о которых ты писал. Кажется, дело движется.

— Ты 5 страница. — Но мы увидим вас утром? можешь спросить Меррипена завтра, — просто ответил Роан. — Он знает каждый дюйм поместья, а также имена всех слуг и арендаторов. И у него есть, что сказать по этому поводу, так что предупреждаю, что любой разговор на эту тему будет долгим.

— Завтра, — повторил Лео, быстро посмотрев на Уин. — Значит, он в Лондоне?

— Здесь, в Ратледже. Он в городе, намерен посетить агентство по найму, чтобы нанять еще слуг.

— Я за многое должен поблагодарить Меррипена, — необычайно искренне сказал Лео. — И тебя тоже, Роан. Только черт знает, почему ты столько вынес ради меня.

— Это также было ради семьи.

Пока мужчины разговаривали, Амелия притянула Уин 5 страница. — Но мы увидим вас утром? на диван возле камина.

— Твое лицо округлилось, — заметила Амелия, открыто замечая изменения в сестре. — Глаза ярче, а фигура просто совершенна.

— Никаких корсетов, — улыбаясь, сказала Уин. — Доктор Хэрроу говорит, что они сдавливают легкие, заставляют позвоночник и голову быть в неестественной позиции, и ослабляют мышцы спины.

— Скандально! — воскликнула Амелия, чьи глаза блестели. — Никакого корсета, даже на официальные мероприятия?

— Он очень редко позволяет мне одевать один, и то слабо завязанный.

— Что еще сказал доктор Хэрроу? — Амелия явно забавлялась. — Какие-то советы по поводу чулок и подвязок?

—Ты сможешь услышать это от него самого, — ответила Уин. — Я и Лео привезли с его собой 5 страница. — Но мы увидим вас утром?.

— Как мило. У него тут какое-то дело?

— Я о таком не знаю.

— Я так понимаю, что если он родом из Лондона, у него тут родственники и друзья?

— Да, это так, но… — Уин почувствовала, что слегка покраснела. — Джулиан проявил личный интерес к тому, чтобы провести со мной время вне клиники.

Рот Амелия открылся от изумления.

— Джулиан, — повторила она. — Он собирается ухаживать за тобой, Уин?

— Я не знаю. У меня не так уж много опыта в подобных делах. Но я так думаю.

— Он тебе нравится?

Уин решительно кивнула.

— Очень.

— Тогда мне тоже он определенно понравится. И я рада возможности 5 страница. — Но мы увидим вас утром? поблагодарить его за то, что он сделал.

Они улыбнулись друг другу, купаясь в удовольствии от воссоединения. Но через мгновение Уин подумала о Меррипене, и ее пульс стал биться с неконтролируемой силой, и нервы напряглись по всему телу.

— Как он, Амелия? — наконец смогла прошептать девушка.

Амелии не было нужды спрашивать кто это «он».

— Меррипен изменился, — осторожно начала она, — почти также, как ты и Лео. Кэм говорил, что то, что Меррипен сотворил с поместьем, не иначе, как чудо. Необходимы разные таланты, чтобы управлять строителями, ремесленниками и землекопами, а также чтобы починить фермы арендаторов. И Меррипен ими обладает. Когда возникала необходимость, он снимал 5 страница. — Но мы увидим вас утром? пальто и сам принимался за работу. Он заработал уважение работников, — они никогда не осмеливаются ставить под сомнение его авторитет.

— Я, разумеется, не удивлена, — ответила Уин, и почувствовала горько-сладкое чувство. — Он всегда был очень способным. Но когда ты говоришь, что он изменился, что ты имеешь в виду?

— Он стал довольно… жестким.

— Черствым? Упрямым?

— Да. И отстраненным. Казалось, он не испытывал удовлетворения от успехов, и, судя по всему, он не получает удовольствие от жизни. О, Меррипен многому научился, и эффективно управляет, и одевается лучше, чтобы соответствовать своей новой должности. Но странно, он кажется менее цивилизованным, чем прежде. Я думаю 5 страница. — Но мы увидим вас утром?… — возникла неловкая пауза. — Вероятно, поможет, если он увидит тебя снова. Ты всегда имела хорошее влияние на него.

Уин высвободила руки и уткнулась взглядом в колени.

— Я в этом сомневаюсь. Я сомневаюсь, что в чем-то повлияю на Меррипена. Он явно проявил отсутствие интереса ко мне.

— Отсутствие интереса? — повторила Амелия, и странно рассмеялась. — Нет, Уин, я бы так не сказала. Любое упоминание о тебе заслуживает его самого пристального внимания.

— О чувствах мужчины стоит судить по его поступкам, — вздохнула Уин и потерла уставшие глаза. — Сначала мне было больно от того, что он не отвечал на мои письма. Потом я стала злиться 5 страница. — Но мы увидим вас утром?. Теперь я просто чувствую себя дурой.

— Почему, дорогая? — спросила Амелия, ее голубые глаза были полны сострадания.

Потому что любила, а ее любовь швырнули ей в лицо. Потому что пролила океан слез из-за большого, черствого грубияна.

И за то, что несмотря ни на что, желала снова увидеть его.

Уин покачала головой. Разговор о Меррипене взволновал ее и привел в меланхолию.

— Я устала после долгого путешествия, Амелия, — сказала с полуулыбкой. — Ты не возражаешь, если я…

— Нет, нет, иди сейчас же, — ответила сестра, стягивая Уин с дивана, и обняла ее рукой. — Лео, отведи Уин в ее комнату. Вы оба 5 страница. — Но мы увидим вас утром? утомлены. У нас будет время поговорить завтра.

— Ах, этот милый командный тон, — стал вспоминать Лео. — Я надеялся, что к этому времени ты уже отучил ее от привычки выкрикивать приказы, как суровый лейтенант, Роан.

— Мне нравятся все ее привычки, — ответил Роан, улыбаясь жене.

— В какой комнате находится Меррипен? — прошептала Уин Амелии.

— Четвертый этаж, номер двадцать один, — прошептала в ответ она. — Но ты не должна идти сегодня, дорогая.

— Разумеется, — улыбнулась Уин., — Единственное, что я собираюсь сегодня сделать — без промедления отправится спать.

Глава 7

Четвертый этаж, двадцать первый номер. Проходя по безлюдному коридору, Уин поглубже натянула капюшон плаща, чтобы скрыть лицо. Конечно же, она 5 страница. — Но мы увидим вас утром? должна найти Меррипена. Она проделала слишком долгий путь. Пересекла много миль, океан, и, если подумать, она преодолела тысячи гимнастических лесенок клиники, — все для того, чтобы добраться до него. Теперь, когда они находились в одном и том же здании, она собиралась довести дело до конца.

Коридоры отеля были оборудованы газовыми светильниками. В конце каждого коридора имелся ряд световых шахт, чтобы впускать солнечные лучи. Уин были слышны звуки музыки, доносящиеся откуда-то из глубины отеля. Должно быть, это была частная вечеринка в танцевальном зале или какой-нибудь прием в знаменитой столовой. Гарри Ратледж, владелец гостиницы для аристократов, приветствовал в своем заведении людей 5 страница. — Но мы увидим вас утром? известных, могущественных и модных.

Поглядывая на позолоченные номера на каждой двери, Уин, наконец, нашла двадцать первый. Ее желудок сжался, и каждый мускул напрягся от беспокойства. Она почувствовала, как ее лоб покрылся легкой испариной. Повозившись немного со своими перчатками, она сняла их и засунула в карманы плаща.

Костяшками пальцев девушка робко постучала в дверь и замерла неподвижно, с откинутой назад головой, едва дыша от волнения и обхватив себя под плащом руками.

Она не была уверена, как много времени прошло, но ей показалось, что целая вечность, прежде чем дверь открылась.

Прежде, чем она смогла что-либо рассмотреть, послышался голос Меррипена 5 страница. — Но мы увидим вас утром?. Он был таким глубоким и мрачным, что казалось, достигал самой глубины ее души.

— Я не посылал за женщиной сегодня вечером.

Его последние слова не дали Уин ответить.

«Сегодня вечером» подразумевало, что были и другие вечера, когда он все-таки посылал за женщиной. И хотя Уин была достаточно неискушенной, она, конечно же, понимала, что происходит, когда мужчина в отеле посылает за женщиной.

В ее мозгу роилось множество мыслей. У нее не было права возражать, если Меррипену требовались услуги женщины. Он ей не принадлежал. Они ни о чем не договаривались и не давали друг другу никаких обещаний. Он не обязан был хранить 5 страница. — Но мы увидим вас утром? ей верность.

Но она не могла не думать… Как много было женщин? Как много ночей?

— Неважно, — отрывисто сказал он. — Я могу воспользоваться тобой. Входи.

Он протянул большую руку и схватил Уин за плечо, втянув ее через порог и не дав ей возможности возразить.

Я могу воспользоваться тобой?

Гнев и испуг сковали ее. Она не знала, что сказать или сделать. Почему-то ей казалось невозможным просто отбросить капюшон и закричать: «Сюрприз!»

Меррипен по ошибке принял ее за проститутку, и теперь встреча после разлуки, о которой она мечтала так долго, превращалась в фарс.

— Я полагаю, тебе сказали, что я — цыган, — произнес он 5 страница. — Но мы увидим вас утром?.

Уин кивнула. Ее лицо все еще было скрыто капюшоном.

— И это не имеет для тебя значения?

Уин умудрилась отрицательно покачать головой.

У него вырвался тихий невеселый смешок, который вовсе не был похож на смех Меррипена.

— Конечно же, нет. За деньги любой будет хорош.

Он на мгновение оставил ее, быстро шагнув к окну, чтобы запахнуть тяжелые бархатные занавеси, скрывая от взора туманные огни Лондона. Сумрак комнаты теперь освещала одна-единственная лампа.

Уин быстро взглянула на него. Это был Меррипен… Но как сказала Амелия, он изменился. Он сильно похудел, возможно, на стоун[4]. Он был огромным, худым, почти тощим. Ворот 5 страница. — Но мы увидим вас утром? его рубахи был распахнут, открывая взору смуглую безволосую грудь, привлекающую взор изгибами мощных мускулов. Вначале она подумала, что его мощные плечи и руки — это иллюзия света. О Боже, каким сильным он стал!

Но ничто так не поразило ее, как его лицо. Он был все так же дьявольски красив — с его черными глазами и порочным ртом, четко вылепленными носом и челюстью, высокими скулами. Однако появились новые морщинки — глубокие горькие складки, которые проходили от носа ко рту и след постоянно хмурого взгляда между его бровей. И что тревожило ее сильнее всего — намек на жестокость в выражении его лица. Он выглядел 5 страница. — Но мы увидим вас утром? способным на поступки, которые ее Меррипен никогда бы не смог совершить.

«Кев, — подумала она с отчаянием и удивлением, — что с тобой произошло?»

Он подошел к ней. Уин подзабыла его плавную манеру двигаться. Поразительную энергичность, которая, казалось, пронизывала воздух. Она поспешно опустила голову.

Меррипен потянулся к ней и безжалостно сказал:

— Ты новенькая в этом деле.

Она заставила себя хрипло прошептать:

— Да.

— Я не причиню тебе боли.

Меррипен подвел ее к стоящему поблизости столу. Так как она стояла, отвернувшись от него, он потянулся и расстегнул ее плащ. Тяжелое одеяние упало, открыв взору ее волнистые светлые волосы, которые, освободившись от гребней, рассыпались по ее 5 страница. — Но мы увидим вас утром? плечам. Она услышала, как он задержал дыхание. Наступил момент тишины и неподвижности. Уин закрыла глаза, когда руки Меррипена обняли ее. Ее тело стало более полным, более женственным и сильным в тех местах, где раньше было достаточно хрупким. Она не носила корсет, несмотря на то, что приличные женщины всегда должны были носить его. Исходя из этого, мужчина мог сделать только один вывод.

Когда он наклонился, чтобы положить ее плащ на край стола, Уин ощутила твердость его тела, касавшегося ее. Его запах, такой чистый, насыщенный и мужской, вызвал у нее поток воспоминаний. Он пах свежестью, сухой листвой и влажной после 5 страница. — Но мы увидим вас утром? дождя землей. Он пах Меррипеном.

Она не хотела, чтобы все было так. И все же это не было неожиданностью. Что-то в нем пробивалось сквозь преграды ее самообладания и приводило в состояние чистейшей чувственности. Это необузданное возбуждение внушало страх и было одновременно сладким. Ни один мужчина кроме него не вызывал у нее таких чувств.

— Разве ты не хочешь увидеть мое лицо? — хрипло спросила она.

И получила холодный спокойный ответ:

— Мне не интересно, красавица ты или дурнушка.

Но дыхание его участилось, когда его руки прикоснулись к ее телу — одна рука скользнула по ее позвоночнику, заставляя нагнуться вперед. И его следующие слова 5 страница. — Но мы увидим вас утром? коснулись ее ушей, подобно черному бархату:

— Положи руки на стол.

Уин беспрекословно повиновалась, пытаясь понять свои внезапные жгучие слезы и возбуждение, которое запульсировало во всем ее теле. Он стоял позади нее. Его рука продолжала медленно и успокаивающе скользить по ее спине, и от этого ей захотелось выгнуться дугой, словно кошке. Его прикосновения разбудили чувства, которые слишком долго оставались дремлющими. Руки, которые утешали и заботились о ней на протяжении всего периода ее болезни, которые вырвали ее из когтей смерти.

И все же Кев прикасался к ней не с любовью, а с равнодушным мастерством. Она поняла, что он действительно 5 страница. — Но мы увидим вас утром? намеревался взять ее, «использовать», как он выразился. И после интимного акта с абсолютной незнакомкой, он собирался отослать ее — все такую же незнакомку. Это было недостойно его. Трус. Неужели он никогда не позволял себе какой-либо привязанности?

Он взялся одной рукой за ее юбку, задирая подол. Уин почувствовала прикосновение холодного воздуха к своим лодыжкам, и не могла не представить того, на что это было бы похоже, если бы она позволила ему продолжить.

Возбужденная и напуганная, она пристально уставилась на свои кулаки и, задыхаясь, произнесла:

— Вот как ты теперь обращаешься с женщинами, Кев?

Все замерло. Земля прекратила свое вращение.

Подол ее юбки 5 страница. — Но мы увидим вас утром? был опущен. Он страстно сжал ее плечи и развернул к себе. Не в силах пошевелиться, она беспомощно вглядывалась в его мрачное лицо.

Выражение лица Меррипена казалось бы бесстрастным, если бы не широко распахнутые глаза. Пока он пристально смотрел на нее, его щеки и переносица покраснели.

— Уин.

Ее имя вырвалось потрясенным вздохом.

Она попыталась улыбнуться ему, сказать хоть что-нибудь, но губы дрожали и не повиновались. Ее слепили слезы радости. Вновь оказаться рядом с ним… Счастье переполняло ее.

Кев поднял руку. Загрубелым кончиком большого пальца вытер ее слезинки. Его рука столь нежно касалась ее лица, что ресницы, задрожав, опустились вниз 5 страница. — Но мы увидим вас утром?, и Уин не сопротивлялась, почувствовав, как он притянул ее поближе к себе. Его полураскрытые губы прикоснулись к соленым следам слез на ее лице и скользнули по ее щеке. А затем нежность испарилась. Стремительным, жадным движением мужчина обхватил ее спину, крепко прижав ее бедра к своим.

Его рот прижался к ее губам горячим настойчивым давлением. Он пробовал ее на вкус. Она коснулась его щеки и провела пальцами по колючей щетине. Из его горла вырвался стон удовольствия и желания. Его руки обхватили ее железным кольцом, за что она была ему очень благодарна. Колени отказывались ей повиноваться.

Подняв голову, Меррипен смотрел на 5 страница. — Но мы увидим вас утром? нее ошеломленными темными глазами.

— Как ты здесь оказалась?

— Я вернулась раньше.

Дрожь сотрясла ее тело, когда его горячее дыхание опалило лицо.

— Я хотела тебя увидеть. Хотела тебя…

Он вновь прижался своим ртом к ее губам. Уже не нежно. Кев погрузил свой язык в ее рот, агрессивно исследуя его. Обеими руками он обхватил ее голову, повернув так, чтобы рот стал полностью доступным. Уин обняла его, крепко ухватившись за мощную спину, твердые мускулы которой перекатывались под ее пальцами.

Меррипен застонал, почувствовав на себе ее руки. Он нащупал гребни в ее волосах, выдернул их и погрузил пальцы в длинные шелковые локоны. Отклонив ее 5 страница. — Но мы увидим вас утром? голову назад, он прикоснулся к нежной коже ее горла, медленно исследуя своим ртом, как если бы он хотел поглотить ее. Его желание нарастало, дыхание и пульс участились, и Уин осознала, что он близок к тому, чтобы полностью потерять над собой контроль. Он подхватил ее на руки с потрясающей легкостью, отнес ее к кровати и быстро опустил на матрас. Его губы глубоко и сладостно завладели ее ртом, истощая горячими, ищущими поцелуями.

Меррипен опустился на нее, его мощное тело прижалось к ней. Уин почувствовала, как он ухватился за ее дорожное платье, так сильно дернув, что она испугалась, что материал не 5 страница. — Но мы увидим вас утром? выдержит и разорвется. Плотная ткань сопротивлялась его попыткам, хотя несколько пуговиц на спине не выдержали и оторвались.

— Подожди… подожди, — шептала она, боясь, что он может разорвать ее платье на клочки.

Он был слишком охвачен неистовым желанием, чтобы услышать что-нибудь.

Меррипен обхватил ладонью ее грудь, и остроконечная вершинка затвердела и заныла. Его голова склонилась к ней. К изумлению Уин, он начал покусывать ткань ее платья над соском до тех пор, пока ему не удалось легонько сжать сосок своими зубами. Она застонала, и ее бедра рефлекторно дернулись вверх.

Меррипен навис над ней. На его лице выступила испарина, ноздри раздувались от шумного 5 страница. — Но мы увидим вас утром? дыхания. Перед ее платья был высоко задран. Он дернул его еще сильнее и устроился между ее бедер, и она почувствовала его возбужденную плоть даже сквозь преграду из своих панталон и его брюк. Глаза девушки широко распахнулись. Она пристально вглядывалась в темный огонь, полыхавший в его взгляде. Прижимаясь к ней, он позволял ей ощутить каждый дюйм своего тела, жаждущего оказаться внутри нее. Она застонала и раскрылась для него.

Он издал страстный стон в тот момент, когда вновь потерся о ее тело, лаская с невыразимой страстью. Ей хотелось остановить его, и в то же самое время хотелось, чтобы он никогда не 5 страница. — Но мы увидим вас утром? останавливался.

— Кев, — ее голос дрожал. — Кев.

Но его рот накрыл ее губы, глубоко проникая внутрь, в то время как бедра двигались в медленном ритме. Потрясенная и охваченная страстью, она крепче прижалась к средоточию его желания. Каждый его страстный толчок вызывал в ней еще больший жар.

Уин беспомощно изгибалась, неспособная произнести ни слова, так как он полностью завладел ее ртом. Еще больше жара, еще больше восхитительного трения. Что-то происходило, его мускулы напряглись, ее ощущения обострились, готовые к… к чему? Она была близка к тому, чтобы потерять сознание, если он не остановится. Ее руки нащупали его плечи, отпихивая 5 страница. — Но мы увидим вас утром? его, но он проигнорировал ее слабое сопротивление. Обхватив руками ее извивающиеся ягодицы, он крепче прижал ее к своему паху. Напряжение было таким острым, что у нее вырвался беспокойный стон.

Внезапно он резко отстранился от нее и оказался в противоположном конце комнаты. Упершись руками в стену, он опустил голову, часто и тяжело дыша и вздрагивая, словно мокрый пес.

Ошеломленная и дрожащая, Уин медленно повернулась, пытаясь привести себя в порядок. Она ощущала безысходность и мучительную пустоту, острую жажду чего-то, чему она не знала названия. Приведя одежду в порядок, на дрожащих ногах она поднялась с кровати.

Осторожно приблизилась к Меррипену. Было 5 страница. — Но мы увидим вас утром? очевидно, что он все еще возбужден. Мучительно возбужден. Ей вновь захотелось дотронуться до него. Захотелось, чтобы он обнял ее и сказал, как он счастлив, что она вернулась.

Но прежде чем она смогла прикоснуться к нему, он заговорил. И его тон был вовсе не ободряющим.

— Если ты дотронешься до меня, — гортанным голосом произнес он, — я опять затащу тебя в постель. И я снимаю с себя всякую ответственность за то, что произойдет потом.

Уин остановилась, переплетя пальцы.

Наконец, дыхание Меррипена восстановилось, и он одарил ее взглядом, который должен был смутить ее.

— В следующий раз, — ровно сказал он, — неплохо было бы заранее 5 страница. — Но мы увидим вас утром? предупреждать о своем приезде.

— А я и предупредила, — ответила Уин, изумленная тем, что все-таки способна говорить. — Должно быть, мое сообщение где-то затерялось.

Она помолчала.

— Твое приветствие было н-намного более теплым, чем я ожидала, учитывая, что ты игнорировал меня на протяжении двух прошедших лет.

— Я не игнорировал тебя.

Уин быстро нашла спасение в сарказме:

— За два года ты написал мне лишь однажды.

Меррипен обернулся, прислонившись спиной к стене.

— Ты не нуждалась в моих письмах!

— Я нуждалась в любом, даже самом малом, знаке привязанности! А ты не дал мне ни одного!

Она скептически глядела на него, в то время 5 страница. — Но мы увидим вас утром? как он продолжал хранить молчание.

— Ради Бога, Кев, ты даже не собираешься сказать, что рад, что я вновь здорова?!

— Я рад, что ты здорова.

— Тогда почему ты так себя ведешь?


documentapdyvpx.html
documentapdzdaf.html
documentapdzkkn.html
documentapdzruv.html
documentapdzzfd.html
Документ 5 страница. — Но мы увидим вас утром?