Путь к сцене

Путь к сцене

Меня в этот раз поймали очень просто. Попросив меня повторить распевку в определённой тональности, руководитель хора после того, как я проделал то, что он просил, ничего не сказал. Меня это очень обрадовало, так как я подумал, что отсутствие его комментариев говорит в пользу того, что меня и на этот раз забракуют! Я с облегчением пропел нужную распевку в другой тональности, затем в другой и ещё раз в другой. Отсутствие комментариев вселяло в меня надежду, что меня скоро отпустят. Радовало меня то, что надо мной никто не смеялся, и я уже был готов услышать желаемое для меня — «Вы, молодой человек Путь к сцене, можете идти!». Но вместо этого мне «выдали» то, чего я никак не ожидал! Руководитель хора сказал мне: «У Вас, молодой человек, редкий голос, как по силе, так и по диапазону. У Вас бас профундо и октавный бас одновременно и Вы должны пообещать мне, что Вы обязательно придёте в понедельник вечером на репетицию хора…» Короче, я пообещал, что приду, и, конечно же, выполнил своё обещание. Мой сокурсник и друг Михаил тоже оказался в числе отобранных, и это было даже замечательно, так как мы договорились прийти вместе. Таким образом я оказался в университетском хоре. И приходилось выступать перед разными аудиториями в составе этого Путь к сцене хора.

Моё «привыкание» к сцене происходило в несколько этапов. Ведь, когда ты стоишь среди многих других, то чувствуешь себя как бы «спрятанным» среди других. Но даже в такой ситуации всё равно чувствуешь себя под «прожекторами» внимания аудитории. По крайней мере, я чувствовал. Правда, я уже не впадал в «ступор» после поднятия занавеси сцены, но всё равно внутри меня «гуляло» волнение. Я ему не давал возможности взять верх над собой, но, тем не менее, оно присутствовало. Но стоило мне только сосредоточиться не на людях, сидящих в зале, а на пении … всё волнение практически мгновенно исчезало. Я был с Путь к сцене музыкой, со словами и всё… Ребята из хора часто шутили, что, мол, в нашем хоре пять партий — басы, тенора, альты, сопрано и Коля. Эта шутка возникла из-за того, что во время хорового пения я своим пением перекрывал весь хор, более ста человек и поэтому, когда наш руководитель требовал от всех «прибавить жару», от меня он требовал обратного. Так как моё «прибавление жару» забивало всех остальных. В силу того, что я невольно стал участником художественной самодеятельности университета, меня тут же «припахали» для участия в смотре художественной самодеятельности от радиофизического факультета, на котором я учился. Меня просто поставили перед фактом, и моего желания Путь к сцене никто даже не спрашивал. Так или иначе, мне впервые пришлось выступать сольно. У меня не было аккомпанемента и мне пришлось петь без оного. Поэтому я заявил, что буду петь русскую народную песню «Степь, да степь кругом…». Объявили меня, и я впервые оказался на сцене один, без дружеского локтя других. Микрофон мне был не нужен, поэтому я подошёл к краю сцены, тем самым «сжигая» для себя мосты, и, настроившись на пение … запел. Это было первое моё сольное выступление, но это была и моя собственная победа над самим собой. Усилием воли я смог преодолеть себя и заставить сделать то Путь к сцене, что было нужно. Это была маленькая победа над собой, над своей природной стеснительностью. Я при всём при этом, не стал хамом (по крайней мере, я надеюсь, что это так), но уже, при необходимости, мог усилием воли преодолеть эту стеснительность. После этого первого моего сольного выступления кто-то из жюри подошёл ко мне и сказал, что мне надо заняться пением профессионально и что в университете есть очень хорошая вокальная студия. Через пару недель я решил туда пойти и занимался в ней до окончания своей учёбы в университете. Я не стремился к выступлениям, мне было более интересно научиться управлять своим Путь к сцене голосом, что вроде бы получилось.



Вокальную студию вела профессиональная певица харьковской оперы Тамара Николаевна, если мне не изменяет память. Я ей очень благодарен за то, что она поставила мне голос. Нервозность перед сценой у меня практически исчезла после одного почти комедийного случая. Как одного из вокалистов, меня «припахали» для очередного шефского концерта художественной самодеятельности харьковского университета. Как всегда, всё это делалось на «авось». Аккомпанировал нам всем аккордеонист, с которым мне раньше никогда не приходилось ни репетировать ни, тем более, выступать. Поэтому, я ему тихонько напел мелодию песни, которую собирался петь. Он быстро понял, какую я песню собираюсь петь, но из-за Путь к сцене нехватки времени не было даже возможности хотя бы чуть-чуть прорепетировать. И вот… объявляют мой выход, и он начинает играть на октаву выше, чем было нужно! Ситуация ещё та… я вынужден следовать за мелодией, а мелодия — гораздо выше чем надо. Я конечно «пропел» первый куплет, а на втором рыкнул ему «… ниже, играй ниже…». Конечно, получилось очень смешно, но как ни странно, эта ситуация позволила мне полностью отключиться от сцены и от аудитории, и после этого случая каждый раз выходя на сцену, я чувствовал себя совершенно свободно. Я мог волноваться до своего выхода, но выйдя на сцену, я был Путь к сцене полностью в том, ради чего я туда вышел.

Студентом, мне приходилось много раз выступать, организовывать вечеринки для студентов, новогодние вечера. Делал вместе с другими ребятами костюмы для этих выступлений и выступал в этих костюмах сам. Один раз даже пришлось делать сценарий всего вечера и писать песенки для студенческой новогодней вечеринки. Я до сих пор помню несколько придуманных мной тогда куплетов. На мелодию из «Бременских музыкантов» я написал следующие слова:

Говорят студенты тупы,

Как выносит нас Земля.

Эй, доцент, не будьте скупы,

Нам стипендия нужна!

Ой ля-ля, ой ля-ля,

нам стипендия нужна!

Ой ля-ля, ой ля-ля,

Эх, ма Путь к сцене…

В канцелярии небесной,

Нас боятся, как огня.

Ну, а черти, как известно,

Нам и вовсе не ровня!

Ой ля-ля, ой ля-ля,

Нам и вовсе не ровня!

Ой ля-ля, ой ля-ля,

Эх, ма!

…………………………….

Было и ещё несколько куплетов, но я их уже подзабыл, да и нет особых причин восстанавливать эти строки. Всё было, как на обычных студенческих капустниках: немного юмора, немного иронии и в первую очередь над самим собой. Мы с другим парнем из хора были и ведущими, и исполнителями. Игорь Иовенко был почти такого же роста, как и я, и он исполнял роль Путь к сцене … снегурочки, в то время как я был Дедом Морозом. Оба мы были с усами и для солидарности с ним я впервые сбрил свои усы… Короче, было довольно оригинально и очень весело…

Я описал своё отношение к сцене для того, чтобы показать, что даже для того чтобы выйти на сцену, лично мне пришлось довольно много поработать над собой, чтобы добиться того, что даже во враждебно настроенной аудитории я мог теперь чувствовать себя уверенно, и, несмотря ни на какие выходки со стороны противников, врагов или скептиков, несмотря ни на что, доносить до людей то, что необходимо. Ситуации в моей жизни складывались так Путь к сцене, что практически всё, что происходило в моей жизни, шаг за шагом готовило меня к тому, что я делаю сейчас. Но в то же самое время, для того чтобы возникающие в моей жизни ситуации привели меня к тому, что я имею сейчас, мне пришлось очень много поработать над собой, создать себя самому. Жизненные ситуации только были той внешней силой, которая заставляла меня это делать, и без них навряд ли я бы стал это делать. Так что, я на своём собственном опыте могу сказать, что всё, что ни случается с нами в жизни — к лучшему. Конечно, если соберёшь свою Путь к сцене волю в кулак и не позволишь обстоятельствам тебя сломать, а наоборот, заставишь обстоятельства работать на тебя!..

Так уж получилось, что практически всё случившееся в моей жизни или со мной, так или иначе подготавливало меня к пути воина. В принципе, любое движение вперёд — это преодоление себя и обстоятельств. Так и никак иначе. И вот я стою один на сцене, и на меня уставилось несколько сотен глаз, и все чего-то ждут от меня, и очень часто совсем не того, что я бы хотел им дать. Основной целью моего просветительно-оздоровительного выступления было пробуждение людей от сна. Но… многие спали, и просыпаться совсем не Путь к сцене желали, а даже наоборот, им очень нравилось «спать». И таких людей совсем не интересовало понимание природы вещей. Им хотелось только зрелищ и ничего другого. Другой части аудитории ничего не было нужно, кроме оздоровительного сеанса. Среди всей массы зрителей, ищущие понимание составляли подавляющее меньшинство. Я это понял очень быстро, как только начал своё выступление. Я ощущал весь зал, эмоции и мысли всей аудитории и понял, что необходимо найти какое-то решение, казалось бы, неразрешимой задачи — дать каждому зрителю всё то, ради чего он пришёл, и плюс ещё то, что нужно для пробуждения от сна. Каждому зрителю… но Путь к сцене ведь существовало, как минимум, три группы зрителей — пришедшие получить зрелище или «цирк», как я это называю; получить между делом лечение своих проблем со здоровьем и третья группа, которая искала понимания, хотя бы малейшего понимания. И вот нужно было дать им всем то, ради чего они пришли, и сделать это надо было одновременно, во время одного выступления. И мне пришлось в «боевых» условиях создавать тактику и стратегию своего выступления. Не прекращая своего выступления, я решил попробовать те свои эксперименты, которые я делал в армии и во время обучения в университете.

Я действовал экспромтом и тут же решил реализовать свою идею. Я предложил зрителям Путь к сцене поучаствовать в эксперименте и попросил всех желающих принять участие — соединить свои руки вместе и под прекрасную музыку Жана-Мишеля Жаре произвёл воздействие на весь зал, помогая настроиться людям своим голосом. Совмещая гипноз наяву с прямым воздействием на мышцы зрителей, я пытался добиться у них максимальной реакции. Произносимые мной слова быстрее настраивали людей на нужное состояние для максимально эффективного воздействия. Всё это продолжалось пару минут, после чего я попросил всех, у кого «заклинило» руки, выйти на сцену. Дело в том, что при наличии хорошей чувствительности у человека, мышцы сгибатели и разгибатели переставали подчиняться самому человеку, и только Путь к сцене я мог снять эту мышечную блокаду. Я произвёл воздействие средней мощности, чтобы охватить как можно больше людей и в то же самое время не перегрузить своим воздействием наиболее чувствительных. В результате этого моего действия, на сцене оказалось несколько десятков человек, которые никак не могли освободить свои сцепленные руки. Я освободил их всех от не совсем обычных «наручников» и сделал это несколькими способами. Некоторых освободил словесным воздействием, других — мысленным и третьих — воздействием на центры мозга, управляющие мышцами тела. И после этого я начал демонстрировать зрителям на своих добровольных помощниках разные методы воздействия на человека, параллельно объясняя, что в этих методах Путь к сцене общее, и чем они отличаются друг от друга.

Я старался показать и доказать, что привычный всем гипноз является самым примитивным способом воздействия на человека, что существует много других методов, при которых никто никого не пронзает тяжёлым взглядом, заставляя погрузиться в гипнотический сон. Когда человек может говорить совсем обычным голосом не вытаращивая своих глаз, и другой человек без погружения в гипнотическое состояние, при полном сохранении, на первый взгляд, своей самостоятельности, будет делать то, что ему прикажут и даже не подумает о том, что выполняет чужую команду, будучи совершенно уверенным в том, что действует по своему уму и разумению. Что точно такой Путь к сцене же результат может быть получен и тогда, когда рядом никого нет, а приказы будут выполняться всё равно, несмотря на то, что никто вообще ничего не говорит. Тут же на сцене я перестраивал людям мозг, и они начинали видеть внутренние органы других людей, точно определять проблемы со здоровьем совсем незнакомых для них людей. Применяя разные методы воздействия, я делал так, что люди не могли оторвать свою ногу от пола, натыкались на невидимую стену и не могли пройти через неё. Всё сопровождалось безобидными шутками и прибаутками. Смеялись все — сами участники моего выступления, зрители, оставшиеся в зале, и я сам. Потом я смещал Путь к сцене людей в прошлые эпохи, они удирали от динозавров, сражались с римскими гладиаторами и многое, многое другое. При всём при этом, все сохраняли своё независимое мышление, действовали в смещённых реальностях в соответствии со своим характером и пониманием.

Зал то и дело взрывался хохотом. Смеялся от души со всеми и я. Ведь реакцию людей не было возможности предсказать, да я и не стремился к этому. Просто в результате действий людей возникало множество смехотворных ситуаций, о которых я даже не представлял. Короче, зал полностью был во внимании, и я, показывая людям очередное воздействие, давал пояснение, что к чему, и с чем это Путь к сцене едят! И под конец своего выступление под прекрасную музыку всё того же Жана-Мишеля Жаре я произвёл оздоровительное воздействие на весь зал. И опять, я рассчитывал силу своего воздействия на средний уровень восприятия, и после оного оказывалось порой несколько десятков человек, для кого это воздействие оказывалось чересчур мощным, и они «выпадали в осадок», погружались в состояние, промежуточное между комой и клинической смертью. Просто моим воздействием их сущности «сдувало» из их физических тел, примерно так, как сильный ветер срывает с людей шапки. Так или иначе, после своего воздействия, я спускался в зал и всех возвращал обратно в их родные тела Путь к сцене. В результате всего этого, моё выступление закончилось около одиннадцати вечера, а до своей гостиницы я добрался уже за полночь. И хотя я малость устал, в целом я был доволен найденным мною решением, которое позволило мне «накормить» каждого тем, чего он желал, да ещё каждому донести и всё остальное, чего желал я сам — азы знания и понимания того, что человек — несколько большее, чем только физическое тело, и, что человек действительно имеет силы, которых просто не может быть у животных, и эти силы — реальные и они никак уж не вписываются в те представления, которые были навязаны людям социальными паразитами, чтобы им Путь к сцене было легко управлять массами.

Конечно, не все всё поняли, а те, кто думал что они поняли — на самом деле только прикоснулись к пониманию, но тем не менее, это было начало пробуждения, и это было замечательно. На следующий вечер зал уже был полный, видно молва о моих «чудесах» стала распространяться по Архангельску. В таком же ключе я провёл несколько своих выступлений, стараясь не повторяться при своих действиях на сцене, придумывая всё новые и новые варианты своего влияния и действий людей на сцене. При перемещении, например, в прошлое, для человека исчезала обычная реальность и он оказывался в реальности прошлого, как Путь к сцене бы проваливался сам, хотя всё остальное никуда не проваливалось. Если я смещал несколько человек одновременно, то они оказывались в одной и той же реальности в полном сознании, со своим собственным восприятием и индивидуальным поведением. Я не навязывал им того или иного алгоритма поведения, каждый действовал по своему уму-разумению. И при этом они воспринимали происходящее в этой реальности адекватно. Если они оказывались в реальности с динозаврами, все попавшие видели и слышали звуки, издаваемые этими животными. Осязали все запахи, все остальные нюансы той реальности. При всём при этом они видели и действовали в одной и той же реальности, а не каждый в Путь к сцене своей собственной. Все детали этой реальности совпадали до мелочей, отличаясь только пространственными нюансами.

Для полной ясности поясню, что это значит. Каждый перемещённый в прошлое располагался в разных точках этой реальности и поэтому они наблюдали одно и то же событие под разными углами. Кто-то видел динозавра справа от себя, кто-то перед собой, кто-то слева! Только в этом отличия, а в остальном они видели одно и то же, только со своей точки наблюдения. Причём, их описания и их действия и реакции на происходящее были совершенно синхронны. И синхронность была в мельчайших деталях. Но самое интересное в Путь к сцене том, что часто я смещал людей, а только потом их спрашивал, где они и что видят. Так что, я даже не имел возможности каким-либо образом сонастроить их на одну и ту же «волну». Но самое любопытное было в том, что я их смещал в реальность прошлого, и не знал даже сам, что они увидят в той точке пространства в прошлом, куда я их переместил. Это равносильно тому, что человек, перед тем, как выглянуть в окно с видом на дорогу, знает, что он увидит на дороге машины, но сколько этих машин будет на дороге в момент, когда он выглянет в Путь к сцене окно, и каких марок и окраски будут эти машины, этот человек сказать не сможет. Так и в ситуации сo смещением в прошлое — я открываю своеобразное «окно в прошлое», а что человек увидит в этом окне, когда он «выглянет» в него, я не знаю. Могу только с уверенностью сказать, что если я сделал всё правильно — этот человек увидит именно динозавров, а не вымерших земноводных. Если же это всё-таки произошло — это значит, что я «промахнулся» с эпохой. Только и всего, что тоже было бы нежелательно. Но я вроде бы не «промахивался», и смещённые люди попадали при смещении именно в те эпохи Путь к сцене, о которых я говорил.

Конечно, словами практически невозможно описать происходящее на сцене. Разные люди реагировали на одну и ту же ситуацию совершенно по-разному, кто-то, увидев в живую динозавра, тихо-тихо сползал на пол сцены, кто-то стоял в оцепенении с открытым ртом, кто-то медленно-медленно отодвигался как можно дальше, кто-то наоборот, давал дёру на все сто! После того, как динозавр был парализован, люди с неподдельным страхом смотрели на неподвижную животину, с большой опаской, готовые в любую секунду рвануть и бежать без оглядки, подходили к неподвижной голове, чтобы поднять верхнюю челюсть и взглянуть в пасть Путь к сцене «милой» зверушке! Но что самое интересное, многие смещённые в реальности люди начинали действовать в этой реальности совершенно самостоятельно, без какого-либо контроля или корректировки с моей стороны. Многое происходило на уровне рефлексов. К примеру, когда один мужчина вёл бой с борцом в римском амфитеатре, он рефлекторно уклонялся от идущих на него ударов кулаков точно так же, как и в реальном бое. Сыграть такое просто невозможно, а это означает только одно — бой и был реальным. Сражающийся видел своего противника так же, как любой боксёр на ринге, хотя весь остальной зал, не смещённый в эту реальность, видел только этого человека и Путь к сцене … ничего более. И для них ситуация была совершенно комической. Человек уклоняется от ударов, наносит свои, отпрыгивает в сторону и т.д., а для них … там никого нет. После того, как ему всё-таки удалось уложить древнего бойца в нокаут, вырубленного бойца несколько людей дружно оттаскивали в сторону, освобождая ему место в уголке сцены и дружно приводили его в сознание по-русски, брызгая ему в лицо водой изо рта, слегка похлопывая по щекам…

Взрывами хохота зала сопровождались попытки нескольких парней протиснуться сквозь узкую щель в созданной для них кирпичной стене, после того, как они не смогли её преодолеть. Они упирались Путь к сцене руками в эту созданную для них стену и… ничего не происходило, они не могли продвинуться ни на сантиметр, зато на их руках оставались отпечатки кирпичной стены, точно так же, как и у любого другого человека, если он попробует продавить своими ладонями кирпичную стену. Но для всего остального зала никакой кирпичной стены на сцене не появлялось, и потуги бедных парней для них выглядели наиболее забавно. Все эти демонстрации я сопровождал своими объяснениями и пояснениями, пытаясь пробудить людей ото сна, показать им, насколько настоящая реальность богаче и красочней той, которая им знакома. Каждый вечер на сцене стояли батареи из трёхлитровых банок Путь к сцене с водой и другой стеклянной тарой. И вода заряжалась в течение нескольких часов моего выступления или, как принято называть по научному сейчас: вода «структурировалась» на сцене в течение нескольких часов. Видно слово «структурировалась» звучит приятнее для «научного» уха, чем слово — заряжалась. Видно, у научного «уха» есть причины для такого предпочтения.

Так вот, вода на сцене «отпечатывала» в себе всё, что происходило на сцене, в том числе и моё воздействие при перестройке мозга у людей. И именно этот факт имел весьма неожиданное продолжение, как это выяснилось во время моего второго посещения города Архангельска. Но к этому я вернусь позже, а пока Путь к сцене я каждый вечер выходил на сцену перед переполненным залом. Во время моих оздоровительных массовых сеансов, каждый раз кто-то «улетал» из своего тела и мне приходилось возвращать «летунов» обратно. Обычно, я подходил к очередному «летуну» и быстро возвращал его в тело. Человек приходил в себя, и я шёл к следующему «летуну». Но однажды произошло нечто необычное. Меня пригласили к очередному «летуну». «Летуном» оказалась молодая девушка лет двадцати, которая по внешнему виду не была обременена высшим образованием и соответствующими интересами. Я, как обычно, вернул её сущность в тело, она очнулась и даже открыла глаза, и её взгляд стал Путь к сцене приобретать некоторую осмысленность. Я, увидев признаки возвращения к норме, поспешил к следующему, ожидающему возвращения «летуну». Как только я сделал несколько шагов в сторону от этой красной девицы, она вновь вернулась в исходное состояние. Я решил, что недостаточно стабилизировал её сущность в теле после перегрузки и повторил всю процедуру возвращения ещё раз. И вновь, стоило мне удалиться от неё на несколько шагов в сторону, как её сущность вновь «выпрыгнула» из тела. Я опять, ещё более тщательно провёл процедуру возвращение «блудной» сущности в тело и … с тем же результатом. Когда всё это повторилось три раза, я решил разобраться, в чём Путь к сцене же дело. В результате телепатического контакта удалось установить причину такого странного поведения сущности этой девушки. Её сущность НЕ ХОТЕЛА возвращаться в своё физическое тело. Сущность заявила: «Как я тебе благодарна, что ты освободил меня из этого тупого тела!» Видно женская сущность довольно высокого уровня попала в генетику этой девушки, и, по тем или иным причинам, НЕ СМОГЛА развить своё физическое тело, оказавшись в нём, как в тюрьме! Как оказалось, бывает и такое, и, к сожалению, не так уж и редко, просто тогда у меня был первый подобный случай. Когда я понял причину такой странной реакции девушки на мои действия Путь к сцене, я сообщил, несколько преждевременно обрадовавшейся сущности, что, мол, голубушка, будь добра вернуться в своё тело и попытайся пробудиться именно в этом теле. Нечего, мол, халтурить — иди в тело и созидай саму себя в том теле, в которое вошла — я вернул её в тело, заблокировав возможность «выскочить» из него вновь. Надеюсь, что с некоторой помощью с моей стороны, сущность этой девушки смогла сдвинуть с мёртвой точки своё развитие в этом физическом теле. Только после этих моих действий, всё стало в порядке, и сущность этой девушки не «вылетала» более из её тела, и я смог наконец-то пойти и оказать помощь остальным «улетевшим Путь к сцене» сущностям, но больше мне такие строптивые сущности не попадались.

После выступлений ко мне подходили люди со своими проблемами. Я, даже при всём своём желании, всем помочь не мог, поэтому я сказал пропускать только людей с маленькими детьми, с которыми я и проводил уже индивидуальную работу. Я ставил на место вывернутые бедренные кости, «исправив» перед этим форму таза, убирал детские горбики и т.д. и т.п. Во время этих моих сеансов произошёл один любопытный случай. У очередного ребёнка пальцы на руках оказались недоразвитыми. Я начал своё воздействие и положил кисть малыша на свою ладонь. И через несколько минут Путь к сцене моего воздействия его несформировавшиеся пальцы стали шевелиться и прямо на глазах расти! Всё происходило примерно так, как в учебных фильмах показывают, как быстро растут корни растений, когда в течение нескольких минут не экране показывают отснятое в течение нескольких недель. Так и в случае с этим малышом — это пальцы шевелились и росли и удлинялись прямо на глазах. Мать этого ребёнка принесла его только раз, скорей всего, она испугалась того, что увидела, и потом мне не пришлось работать с этим малышом, но я надеюсь, что процесс роста его пальцев не прекратился после того, как я запустил в нём этот процесс.

Днём до выступления Путь к сцене мне показывали достопримечательности Архангельска. С каждым днём людей было больше и больше, всё было забито до отказа. Но мои выступления не были очень долгими, и наступил последний день моих гастролей, в зале уже не было безразличных людей, все три категории зрителей, о которых я писал ранее, изменились. Мне всё-таки удалось расшевелить людей, и я был рад этому. Все меня спрашивали, приеду ли я вновь в Архангельск и буду ли проводить свою школу? Всем очень хотелось узнать именно это. После последнего выступления, ко мне подошёл пожилой человек и сказал, что он экстрасенс, и он хочет меня Путь к сцене предупредить об опасности, которая мне угрожает. Он сказал, что мне грозит автокатастрофа, в которой я погибну. Я поблагодарил его за заботу и сказал ему, чтобы он не беспокоился — всё будет в порядке. Его реакция была забавной. Он подумал, что я принял его за сумасшедшего и именно поэтому так среагировал на его сообщение. И поэтому он продолжил и сказал мне, что я не правильно его понял, он работает в милиции и занимается поиском пропавших или убитых людей и у него много подтверждённых органами дел. Он хотел убедить меня внимательно отнестись к его словам, он не сумасшедший и его видения будущего никогда его Путь к сцене не подводили. Я его внимательно выслушал и ещё раз поблагодарил за внимание к моей судьбе. И сказал ему ещё, чтобы он не волновался, всё будет в полном порядке.

До этого человека, мне кажется, так и не дошло, что я и сам знал о покушениях на меня, и уже несколько спокойненько пережил и даже не помер! И что очередная попытка КГБ будет мною нейтрализована так же, как и все предыдущие. Человеку видно просто не могло прийти в голову даже мысль о том, что кто-то может изменить своё будущее, влияя на оное и нейтрализуя действия спецслужб. В силу многих причин Путь к сцене такое было трудно представить практически каждому человеку. Я не стал убеждать его в своей правоте, так как он был абсолютно уверен в том, что я погибну! Но тем не менее, этого не произошло, хотя попытки освободить от моего присутствия голубую планету Земля не прекращались. Просто мне вполне удачно удавалось блокировать все эти попытки, и именно это не вписывалось в «мозаику мира», которая была в головах практически всех. Что ж поделаешь, мне пришлось всех разочаровать — ну, не позволил я им всем наглядно убедиться в том, что большинство всегда право! А вот и нет, и не право очень даже часто Путь к сцене! Один человек может быть прав, а все остальные — нет, если этот человек знает то, что не знают все остальные, умеет делать то, чего не умеют делать все остальные. И дело здесь не в чрезмерной гордыне, а просто в том, что данный человек может быть нашёл «волшебные слова», которые позволили ему открыть «двери» в «пещеру» со сказочными возможностями и достичь просветления сознанием…

Если результатами своих выступлений я остался, в общем, доволен, то после выступлений меня ожидал сюрприз. Когда я пришёл получать расчёт в бухгалтерию за свои выступления, то по накладным оказалось, что зал был заполнен меньше чем наполовину, и из моего заработка Путь к сцене вычли все расходы по аренде и обслуживанию моих выступлений, мои расходы на дорогу и гостиницу мне возмещать никто не пожелал, в то время, как с доли организаторов моих выступлений не было отсчитано ни одного рубля. Я решил прояснить немного ситуацию и сказал им, что если я по профессии физик-теоретик, это не значит, что я ничего не понимаю в экономике. И сказал ещё, что мне предлагали получить ещё диплом на экономическом факультете харьковского университета, но я отказался (сейчас жалею о своей тогдашней глупости и лености) из-за того, что мне нужно было досдать несколько экзаменов по дисциплинам, которые Путь к сцене не преподавали на радиофизическом факультете.

Поэтому я сообщил им следующее: они «почему-то» «перепутали» общую прибыль от мероприятия и чистую прибыль. Из общей прибыли было необходимо вычесть все расходы, включая и мои, и только после этого полученную чистую прибыль делить, согласно договорённости. А то, что сделали они, является просто безграмотным. Они разделили общую прибыль, якобы, по договорённости, а потом от моей доли отняли все расходы на проведение моих выступлений, что в принципе является финансовой махинацией. Кроме этого, неполным зал во время моих выступлений был только в первый день, а во все остальные дни был переполнен, и люди даже сидели Путь к сцене в проходах на принесённых стульях, и, что всё это у меня есть на видео, так как мои выступления записывались на моей видеокамере. Все эти объяснения им очень не понравились, Валентин Рассказов пытался убедить меня, что вышло недоразумение и такого больше не повторится. И что он лично и все архангелогородцы будут рады видеть мои выступления ещё раз и пройти обучение по моей системе желают ещё больше! Я пообещал приехать ещё раз и отправился обратно в Москву. То, с чем я столкнулся при получении заработанных денег, как я выяснил позже, называется «литературой», когда в официальных документах пишется одно, например Путь к сцене, продано билетов только на половину или даже четверть зала, в то время, как зал был забит до отказа. Это обычно делалось, чтобы уменьшить выплаты по налогам (так называемая, двойная бухгалтерия), а разницу между чёрной и белой бухгалтерией делилась между участниками финансовой афёры.

Только в моём случае произошло совсем другое, я им выплатил всё за всех, а всё по чёрной бухгалтерии получили организаторы и даже не предупредили меня об этом. Но я об этом не жалел, самое главное — я не участвовал в этой афёре, и для меня важным были не деньги, а люди, которые начинали просыпаться от векового сна. Именно это было Путь к сцене мне главной платой за мою работу. Когда видишь горящие живые глаза людей, то душа просто радуется этому. К сожалению, многие люди при всём при этом, быстро загорались и также быстро… «гасли». И причиной этому было то, что проснувшийся человек должен был действовать по совести и по чести, а это очень часто накладно, возникает много проблем и неудобств. От этого можно пострадать, потерять свою работу, угробить свою карьеру и т.д. А вот на это многие люди (прекрасно, хоть не все) готовы не были. Уж лучше «сладко» спать и видеть «красивые сны», а правда реальности такая некрасивая, да ещё Путь к сцене и накладной может быть. Короче, типичная обывательская философия. Но спящим хотелось бы напомнить, что когда человек замерзает, то в этот момент ему становится очень тепло, ему снятся прекрасные сны, но эти прекрасные сны — сны приближающейся смерти. Так и «спящим» людям не следует забывать, что их «сладкий сон» очень быстро может перейти в сон «замерзающего», так не лучше ли всё-таки проснуться, хотя бы и «обмороженным», и начать действовать с пониманием: многое можно изменить, а может быть даже и всё!

Тем не менее, очень многие предпочитают, чтобы всю чёрную и неблагодарную, а порой опасную работу сделал кто-то другой Путь к сцене, и если при этом что-нибудь «выгорит», то они готовы присоединиться после к победителю. Именно этого потребительского, обывательского отношения и добивались наши враги. Но к моей радости, пусть немного, но были и люди, которым было не безразлично, и которые не боялись выступить вперёд за правое дело, не думая о том, принесёт это им личную выгоду или большие проблемы. А пока эти люди только начинали просыпаться, я продолжал свою войну в одиночку. Но меня уже ждал новый поворот судьбы и появление верного соратника в моих делах, но не буду опережать события…

30. Московские «каникулы»

Я вернулся из Архангельска в Москву. За время Путь к сцене моего отсутствия в Москве ничего интересного не произошло. Жизнь города и его жителей продолжала течь в привычном русле. Хотя кое-какие изменения всё-таки наблюдались. В 1991 году в Москве можно было наблюдать картину нетипичную для Москвы ранее, но хорошо знакомую всей остальной России. Полки в магазинах пустели не по дням, а по часам. Если ранее очереди в Москве наблюдались за дефицитом, и в этих очередях, в основном, стояли приезжие из области и ближайших областей, которые специально приезжали в Москву для закупок продовольствия и других товаров, то летом 1991 года всё больше и больше в очередях становилось и самих москвичей, и эти Путь к сцене очереди были не только в центре Москвы, но и в районах, где ранее приезжие никогда не отоваривались. За любым товаром нужно было стоять в очередях или покупать без особой очереди на рынках, цены на которых сильно «кусались» для подавляющего большинства людей. Так что, меня встретила Москва своими очередями практически везде. Вернувшись в столицу, я продолжил свои обычные дела, работал с людьми непосредственно и по телефону. Встречался с интересными людьми, с теми, кто искал ответы на свои вопросы у меня. Всё текло в привычном для меня русле, которое для многих был невероятным даже по московским понятиям. Вскоре после моего возвращения из Путь к сцене Архангельска, вернулась из Литвы и Светлана. Она привезла и гостинцы из Литвы, в основном литовские мясопродукты, которые оказались невероятно вкусными. Литовские карбонаты, разные копчения для меня были большим сюрпризом. В магазинах России ничего подобного не продавалось, да и на рынках мало где можно было найти что-нибудь подобное.

Как мне объяснила Светлана, в Литве в каждом городке свои рецепты копчения, свои особенности. Каждый мастер имел ещё и свои собственные секреты, и, что Литва производит довольно много таких мясных продуктов, большинство которых поставлялись …за рубеж. Жители Советского Союза (за исключением самой Литвы) должны были есть «колбасы», в Путь к сцене которых практически ничего мясного, кроме названия, не было. Зато за границу шли эшелоны высококачественных мясных продуктов. Советский человек должен был есть почти чистый крахмал, в лучшем случае, зато все за «бугром» должны были есть хорошо!

Вообще в Советском Союзе очень странно относились к своим собственным гражданам. Любой приезжающий иностранец чувствовал себя настоящим королём, хотя на своей Родине он мог быть простым учителем или пастухом (ковбоем), но в СССР он был почти Бог. Перед каждым иностранцем лебезили, для них были специальные магазины, рестораны, гостиницы, куда простого советского человека даже не пускали на порог. Такого я не видел нигде более в Путь к сцене Мире. На 1991 год я побывал в Венгрии и Южной Германии, позже — в США, но нигде ничего подобного я не встречал. Во всех остальных странах Мира преимущество отдавали в первую очередь своим гражданам, а все приезжие рассматривались лишь, как возможный источник дохода. Ни в одной стране мира не было такого, чтобы гражданин страны не мог войти в ресторан, магазин и т.д., а гости впускались без проблем только потому, что они приехали из другой страны. Советские власти таким отношением к своим гражданам показывали свою истинную природу. Жители огромной страны рассматривались, как рабы в своей собственной стране, хотя нам всем вдалбливали Путь к сцене в головы с детских лет, что всё обстоит как раз-то наоборот. Всю глубину этой фальши можно было понять только после того, как побываешь в других странах и своими собственными глазами увидишь, как относятся к своим жителям власти других стран. Для них свой гражданин является человеком, а приезжие — чем-то, вроде людей второго или третьего сорта, в зависимости от того, из какой страны приехал тот или иной человек. Такое скотское отношение к своим гражданам возможно было только в СССР и нигде более. Но не буду отвлекаться…

Когда Светлана вернулась из Литвы, она практически каждый день стала появляться у меня Путь к сцене. Мир Большого Космоса, который я открыл для неё, стал для неё «наркотиком» — её тянуло к звёздам всё сильней и сильней. Это стало смыслом её жизни. Но такой поворот событий не очень понравился некоторым силам, причём, вполне реальным, а не мистическим или каким-либо потусторонним, как могли подумать некоторые. Несколько человек, весьма влиятельных в советской системе и охотившихся за людьми с ярко выраженными парапсихическими возможностями, как в случае со Светланой, уже давно «положили» свой глаз на неё. И поэтому, когда они узнали о том, что она «связалась» со мной и не собирается отказываться от того, что она узнала от меня Путь к сцене, начали открытую травлю её. Травлю вполне реальную и на всех уровнях. «Подруга» Светланы, которая звала её своей дорогой сестрой, «почему-то» подсыпала яд в напиток, который сама же принесла Светлане с выражением своей благодарности ей за всё хорошее, что она для неё сделала. Весьма интересный способ высказывать свою «благодарность», не правда ли!? Светлана позвонила мне, находясь в жутком состоянии, её буквально выворачивало наизнанку от «благодарности» «подруги». Это случилось довольно поздно вечером, и, как только Светлана позвонила мне, я немедленно поехал к ней в гостиницу. Тогда она жила в хорошем номере гостиницы «Киев», что была возле киевского вокзала. Дорога была почти пустая Путь к сцене, и я примерно через полчаса был уже у неё.

Я успел вовремя. Яд не успел сделать своё грязное дело. Вполне возможно, Светлане помогло ещё и то, что я уже много работал с ней и успел многое изменить в ней. Так или иначе, когда я приехал, она была жива, и я немедленно занялся уничтожением яда в её теле и теми разрушениями, которые он уже сделал в её теле. Через некоторое время моей работы, Светлане стало лучше, сильные боли, скручивавшие её в комок, исчезли и к ней вернулся здоровый цвет лица, хотя она ещё и оставалась бледной. Я предложил ей Путь к сцене попробовать поспать, и, убедившись, что всё вроде бы в порядке, поехал обратно к себе. Утром мы созвонились, и уже никакой угрозы её здоровью не было. Тем не менее, я поехал её проведать, чтобы ещё раз проверить её состояние. Я ещё немного поработал с ней, чтобы быстрее привести её в порядок. Её «подруга», как и следовало полагать, бесследно исчезла. Конечно, она не была похищена инопланетянами и не «провалилась» в параллельный мир, а просто на следующий день она «почему-то» срочно уехала к себе домой, даже не предупредив свою «лучшую подругу» по вполне понятным причинам. Так что, как только Светлана стала на мою Путь к сцене сторону, для неё началась «весёлая жизнь» тоже. Отравление было первой ласточкой, но далеко не последней. Когда стоящие за действиями «подруги» поняли, что с ядами и другими подобными методами у них нет хороших шансов, они стали действовать по-другому. Её начали бить ментально и бить довольно сильно. При её природной чувствительности, подобные удары были для Светланы особенно сильны. Удары наносили ей люди, которых она знала и которые угрожали ей уничтожением, в случае если она по-прежнему будет взаимодействовать со мной. Ей говорили, что её сотрут в порошок, что её сыну не жить, если она не отречётся от меня, не Путь к сцене предаст. Что у её отца, которого она так сильно любит, слабое сердце, и оно может «неожиданно» остановиться. И когда слова не возымели действия, они перешли к действиям. Ей стали наносить удары и удары очень сильные. Удары были столь сильные, что вышибали Светлану из тела. Иногда она в результате этих ударов оказывалась в глубокой коме, с едва различимыми признаками жизни, иногда в состоянии клинической смерти. Мне каждый раз удавалось вернуть её в нормальное состояние. Хотя иногда её «отключки» от ударов продолжались довольно долго — час, а порой и все два! После каждого такого удара я не только возвращал Светлану Путь к сцене к жизни, но и производил очередную перестройку, чтобы не допустить подобного вновь. Но «друзья» наносили новый удар в совершенно новом месте, и мне приходилось вновь восстанавливать её после этих ударов и создавать новые качества и свойства, чтобы защитить Светлану от таких ударов. Когда удары местных «гавриков», после всего, не достигли желаемых результатов, они видно пожаловались своим хозяевам, и они стали бить Светлану сами, а вот эти удары уже были посерьёзней…

После моих двух попыток создать свою семью, я уже не думал, что подобное вообще для меня возможно. «Обычная» женщина в принципе не могла понять моих целей и ценностей, а «продвинутые Путь к сцене» в таких делах оказывались практически всегда самовлюблёнными эгоистками, которые наслаждались лучами собственного мнимого величия, в чём я смог убедиться на своём собственном опыте. А отношения ради самих отношений меня никогда не интересовали. Для меня любовь всегда означала родство душ, в первую очередь и поэтому до встречи со Светланой я думал, что мне всю оставшуюся жизнь придётся быть одному. Встретив такую красивую и умную женщину, как Светлана, у меня была радость оттого, что встретил человека, который действительно понимает то, о чём я говорю, которого действительно интересовало то, что я делаю, и что для меня является смыслом моей жизни. Мне всегда было видно Путь к сцене, когда человек действительно понимает или только делает вид, что понимает. И естественно у меня появилось тёплое чувство к Светлане, и я боялся, что если я заговорю о чём-то большем чем дружба, то всё испорчу своими собственными руками. Мне очень хотелось сохранить это родство душ и не спугнуть это чувство какой-нибудь глупостью. Да и прошлый опыт не вдохновлял меня на романтический лад. Но я видел своими собственными глазами, как Светлана борется за то, к чему шла всю свою жизнь, и я понял, что она и есть именно та женщина, которая является моей половинкой. И даже когда я Путь к сцене это понял, я не спешил ей объявлять о своих выводах, так как предполагал, что она может меня неправильно понять, и я сам испорчу своими собственными руками это чудесное единение душ. После того, как Светлану пытались отравить, я решил, что из-за меня ей грозит смертельная опасность, и пока она будет рядом со мной, это не прекратится. И поэтому я ей должен всё объяснить, чтобы она могла сделать свой выбор: или покинуть меня и вернуться к своей обычной жизни, или окончательно определиться в своём отношении ко мне. Ведь только если она будет постоянно со мной, я смогу ей помочь, когда Путь к сцене её будут бить. Поэтому сама жизнь подталкивала меня к действию, и как я не беспокоился о возможном отказе с её стороны, я решил, что более тянуть незачем.

В один из вечеров я позвонил Светлане и спросил её, не будет ли она занята вечером, и, получив положительный ответ, я приехал к ней в гостиницу «Киев». Перед тем, как прийти к ней в номер, я купил красивый букет роз (по крайней мере, я так думал), и войдя к Светлане в номер, вручил ей этот букет и попросил у неё руку и сердце. Я немного волновался … и, услышав положительный ответ, был Путь к сцене рад несказанно. Когда я ехал потом к себе, моя душа ликовала, и я впервые в своей жизни чувствовал себя счастливым человеком. Мне всегда нравилась ария Мистера-Х из оперетты «Принцесса цирка». Я часто тихонько напевал эту арию, она мне была очень близка, прекрасные слова этой арии были близки моему сердцу: «…цветы роняют лепестки на песок, никто не знает, как мой путь одинок, но где же сердце, что полюбит меня, всегда быть в маске судьба моя…». И хотя я всегда действовал без маски, суть не была другой. Я думал, что выбранный мною путь обрекает меня на одиночество, потому что трудно Путь к сцене было представить себе женщину, которая была бы готова пойти вместе со мной против течения и подвергать себя опасности, и обрекать на постоянный бой, без которого мой путь невозможен. И вот, такая женщина обнаружилась, и она теперь рядом со мной… Но самое невероятное об этой женщине выяснилось позже, когда мы стали работать вместе и события прошлого стали открываться для нас одно за другим, и прояснять правду о прошлом…

Вскоре после моего предложения Светлане выйти за меня замуж, я нашёл квартиру в одном из спальных районов Москвы, и мы перебрались в однокомнатную квартиру стандартных хрущёвок рабочих районов. Квартира была маленькой Путь к сцене, как и все однокомнатные квартиры такого типа, но это не имело значения. После этого события активность «друзей» возросла, и уже «друзей» не тутошних, а тамошних. Они применяли столь разные, поистине дьявольские методы воздействия, что просто даже не оставалось места удивлению. Изощрённости их пыток могли бы позавидовать самые изощрённые садисты и изуверы. Меня всегда удивляла изобретательность Тёмных Сил при создании всяких пакостей. Если бы эту изобретательность направить на что-нибудь хорошее, созидающее, а не разрушающее. Но созидающее начало этих монстров не интересовало. Только одно положительное было во всём этом. Чтобы нанести новый свой удар, им приходилось каждый раз «вытаскивать» из своего арсенала Путь к сцене всё новые и новые свои «козыри» и после разрешения очередной их подлости, у них оставалось всё меньше и меньше в запасе неизвестных для меня “аргументов”. Кроме того, применив свой новый «козырь», они тем самым давали мне информацию к размышлению. Для того чтобы решить очередную их «задачку», мне приходилось создавать новые качества и возможности, нарабатывать новые тела и у себя, и у Светланы. После очередной разборки с теми, кто наносил удары, иногда бывали небольшие перерывы между ударами, и тогда я, получив очередную порцию «пищи» для ума, создавал принципиально новые структуры, создавал тела и качества, о которых ещё совсем Путь к сцене недавно даже и не подозревал. И кроме этого, чтобы нейтрализовать наносимые удары, мне приходилось для начала изучить природу этих действий, и, поняв эту природу, я создавал такие свойства и качества, такие структуры и тела, которые позволяли противостоять не только этому конкретному действию, но и целому спектру подобных действий, основанных на этой природе и на всех возможных комбинациях оных, какие только могли прийти мне на ум.

Довольно быстро мне удалось таким образом угомонить наиболее прытких в ближайших окрестностях нашей Вселенной. При этом, мои действия не ограничивались только созданием защиты от подобных ударов, но и… наказанием всей иерархической системы, стоящей за этими Путь к сцене ударами. Ведь очень часто удары наносили «пешки»-исполнители, которыми без особых сожалений жертвовали стоящие над ними. Именно на это они и рассчитывали. В случае провала выполнения задачи, они потеряют своих солдат и только. Но у меня была другая стратегия. Отвечает не только, вернее, даже не столько исполнитель, сколько тот, кто отдаёт приказы о подобных действиях. Поэтому, нейтрализовав очередного атакующего или атакующих, я обычно надевал на них «смирительные рубашки» и начинал беседу с ними о том, кто они и почему нападают, и кто им дал приказ наносить удары. И подобным образом я проходил по всей цепочке до того иерарха, который отдавал соответствующее Путь к сцене приказание своей системе. Обычно, я высказывал ему протест против подобных действий и вызывал его на бой. Вот сражения с главами иерархий были полны порой сюрпризов, которые невозможно было даже предположить. Во-первых, у них всегда были в запасе сюрпризы, которые они приберегали под занавес. Они очень часто начинали сражение с изучения того, что есть у меня, но я тоже был «себе на уме» и показывался не полностью, а только частично, чтобы иметь как можно больший запас преимуществ под конец сражения. Другими словами, во время сражения каждая сторона пыталась выяснить все резервы противоположной стороны, при максимальном сохранении своих собственных. По Путь к сцене мере нахождения пробелов в моей системе, по ним начинали бить своими припасёнными резервами. А припасёнными резервами обычно были удары тем, чего у меня не было на момент сражения. Именно это в каждом сражении было моей «ахиллесовой пятой», и в то же самое время, моим коньком!

Как я уже писал раньше, когда меня начинали атаковать тем, чего у меня не было, во время нанесения ударов я получал возможность иметь прямой контакт с новыми качествами и свойствами, новыми материями, которые мне не были знакомы. Прямой контакт позволял мне сканировать всё это и создавать у себя самого подобные качества. В Путь к сцене этом случае я мог во время бития наработать себе новые тела сущности, структуры мозга и создать что-нибудь эдакое. Ведь очень часто полученная во время боя информация и новые качества и свойства давали мне недостающий кусочек мозаики, без которого невозможно было создать что-нибудь принципиально новое и не только для меня самого. Почти всегда во время этих сражений мне удавалось, получив новые качества и свойства, шагнуть эволюционно ещё дальше по моему пути. И во время этих сражений и баталий мне очень сильно помогала Светлана своим прекрасным видением и телепатическим приёмом. Благодаря ей, я мог сосредоточиться только на решении Путь к сцене возникающих во время сражения задач, в то время как Светлана поставляла мне нужную информацию, и благодаря этому, всё происходило гораздо быстрее и эффективнее, с минимальными потерями и минимальными повреждениями, что само по себе немаловажно. Мне удалось придумать весьма эффективную тактику и стратегию, правда для этого мне приходилось не бегать от ударов, а принимать их на себя. Это всегда было малоприятно, но всегда действенно. Я не испытывал страха и не потому, что мне было «море по колено», а потому, что я понимал, что стоит только страху проникнуть в мою душу… и я проиграл. Только осознанное отсутствие страха позволяло мне действовать Путь к сцене быстро и эффективно, принимать правильные решения и т.д., несмотря на боль и частичное уничтожение того, что было частью меня самого. Могу заверить, что это не доставляло мне радости, но я знал, что именно такой подход позволит мне найти решение проблемы ещё до того, как я буду уничтожен. И найдя решение проблемы, я немедленно приступал к её реализации и выходил победителем.

Иногда я ещё во время сражения восстанавливал, а порой и кардинально перестраивал себя самого, иногда я это делал после сражения. Но так или иначе, я продолжал своё движение вперёд, решая всё более и более сложные задачи, для решения Путь к сцене которых мне не раз приходилось менять своё восприятие происходящего, ибо без этого, используя старые шаблоны, невозможно было бы решить практически все возникающие на моём пути задачи. Именно косность мышления является смертью для движения вперёд. Я это понял довольно быстро ещё в начале этого своего движения. Поэтому я каждый раз пытался найти новый подход к решению задач, иногда у меня это получалось сразу, иногда проходило время, и накапливались нужные «кусочки» мозаики для нового скачка в подходе к решению возникающих на пути задач. Мой разум всегда был открыт для нового, я никогда не говорил: «Этого не может быть потому, что этого не может Путь к сцене быть никогда». Если я встречал что-нибудь новое для себя, каким бы невероятным это новое не было для меня, я всегда начинал с изучения, а что это такое, и смогу ли я разгадать природу этого нового… и как это и ни странно, практически всегда у меня получалось решить, казалось бы, неразрешимые задачи. И опять-таки, иногда решение приходило сразу, иногда задача погружалась в глубины моего сознания и там «горела» негаснущим угольком, пока не находились необходимые «кусочки», и тогда решение вспыхивало в моём мозге сверхновой, во вспышке которой рождалось новое решение. У меня всегда происходило именно так, даже когда Путь к сцене я придумывал разные устройства. Я бросал в своё сознание задачу и внутри задачка «варилась» до тех пор, пока не рождалось готовое решение. Когда это происходило, своим внутренним взором я видел уже готовое решение в виде реального устройства, и я садился за чертежи и чертил сразу готовый вариант, без каких-либо промежуточных вариантов. Сразу готовое решение со всеми необходимыми деталями. И этот мой метод подхода к решению возникающих задач очень даже пригодился мне при моих действиях в Космосе. Так или иначе, всё, что я ни делал в своей жизни до ДНЯ «М», пригодилось мне в моих звёздных войнах, да Путь к сцене и не только…

Во-вторых, как оказалось, большинство чёрных иерархов, с которыми мне приходилось сражаться, были захваченными светлыми иерархами, которых подчинили своей воле захватившие их более примитивные чёрные. Эволюционный потолок развития чёрных иерархий очень низок (относительно белых иерархий), но они компенсировали это развитием своей гибкости и динамичности. Прежде, чем захватить светлого иерарха, они обычно посылали против него своих слуг, которые нападали на этого иерарха и в подавляющем большинстве случаев оказывались уничтоженными этими иерархами. Но посылающим своих слуг на смерть было абсолютно безразлично, что произойдёт с ними, они спокойно наблюдали со стороны, не вмешиваясь в происходящее, а только изучая светлого иерарха Путь к сцене, которого они выбрали своей жертвой. Цель этого наблюдения заключалась в том, чтобы найти слабые места в защите, а ещё лучше — эволюционные пробелы, без которых просто невозможно обойтись на любом уровне развития. Просто пробелы на разных уровнях будут разные, но будут всегда, так как всегда найдётся что-то, что не известно тому или иному существу. Найдя таким образом брешь в структурах светлого иерарха, чёрные иерархи не спешили атаковать намеченные жертвы. Если у них отсутствовали нужные для атаки качества, они сперва отправлялись на поиски тех, у кого эти качества присутствовали, и, нападая на тех, с кем они могли справиться сами, поглощали в себя Путь к сцене проигравших и таким образом приобретали новые, нужные для задуманной атаки качества. И только после этого нападали на намеченную жертву. И в таком варианте светлый иерарх оказывался в положении, когда у него не было чем ответить на удар или удары и он (она) оказывались захваченными. В подобной ситуации возможен только один выход — очень быстро просканировать атакующего и создать у себя новые качества и свойства, новые тела и структуры во время сражения. Это только один возможный выход, ибо невозможно защититься от того, чего не знаешь.

К сожалению, мало кто из светлых иерархов придерживался такого типа боя. Мне трудно Путь к сцене судить, по какой такой причине сложилась именно такая ситуация, я не задавался целью выяснить причины этого, так как мне, в основном, приходилось сражаться, а не изучать прошлое вопроса. Так или иначе, Тёмные Силы всегда действовали, как паразиты и на планетах, которые они захватывали, и в Большом Космосе, который они пытались поставить себе на службу. Не имея возможности развиваться, Тёмные Силы всегда паразитировали на тех, кто имел такую возможность, используя их промахи или упущения. Это — факт, каким бы досадным и прискорбным он не был для восприятия…


documentapdxkqj.html
documentapdxsar.html
documentapdxzkz.html
documentapdygvh.html
documentapdyofp.html
Документ Путь к сцене