В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница

— А вот, государи мои герои, имеется чудо холмового хитроумия — механозарядный арбалет! В колодку укладываете перед боем шесть болтов. Стреляете, давите этот рычажок, и в одно мгновение взводится тетива и новый болт подается в ложу…

— Здорово, — похвалил Зембус отвлечённо.

— Не понял, — посетовал Вово. От насморка маг в башне его избавил, а вот от похмелья то ли забыл, то ли не возжелал, по неопытности богатырь зарёкся лопать ночами окорока, как и советовал другой учёный муж в той же башне.

— Извольте, сударь! Сей вот рычажок отводите до упора…

— Эт я понял… Я не понял, зачем…

На лице многоопытного альва-приказчика отразилось смятение.

— Шесть В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница болтов-с в этом арбалете! Не чудо ли?

— Эт разве чудо? Чудо было, когда раз в нашем селении взятую в набеге статую Гзура отмыли, и она оказалась статуей Занги… На кой же хрен шесть болтов?

Приказчик в растерянности обернулся за поддержкой к спутникам тупицы. Те старались показать, что знать его не желают. Хастред выбирал себе меч для подвигов, подержался уже за все рукоятки и пошёл на второй круг. Новенький хауберк на нём отливал первосортным строгим булатом, даже шлем он не снимал и потому выглядел истинным рыцарем Сварги. По руке не ложился ни один меч, а подойти к делу с книжными знаниями В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница не выходило, ибо всю жизнь Хастред изучал исключительно топоры, по кривизне лезвия и углу заточки мог много сказать о любом из них, но о мечах имел самое скудное представление. Вдобавок более чем пудовый доспех неумолимо начал натирать непривычные плечи и шею, и где-то в начитанной голове Хастреда зрела поганенькая мыслишка — что быть профессором каллиграфии менее обременительно.

Чумп изучал хитро изогнутые кинжалы со зловещими зубьями, откидными шипами в рукоятках, с коварными полостями для яда, с желобками-кровостоками, шоковыми выступами, волнистыми бороздами для легчайшего проникновения и прочими изысками — к такому оружию он привык больше всего, да и некоторые В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница из них размерами соответствовали рукавам ущельника. Однако никакие ухищрения не заменят привычки — Чумп не поленился отыскать в Коальдовом остроге свой собственный старый кинжал. Глядя на эти, даже украсть ничего не восхотел. Зато внезапно страсть к оружию обуяла гуманитария-друида. Этот бодро прошерстил вслед за Хастредом все стойки с мечами, по собственной инициативе перепахал ещё и секиры, протазаны, кистени, из рук Чумпа выхватил зловеще изогнутый гвиенальский кинжал, нимало не смущаясь наличием в облюбованных предметах противного колдовству железа. «Всегда можно бросить», — пояснил он в ответ на шпильку Чумпа, а остановить выбор на чём-либо одном не смог, хватал, пока было В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница чем, а набравши целую охапку, затравленно озирал остальное и даже начал кивать невезучему Хастреду — мол, прихвати вон тот бердыш. Только вялый Вово скромно сидел на лавочке, смахнув на пол экспозицию мушкелей, и ни на что не претендовал. Альв судорожно развёл руками.



— Ну-с, коли ты, почтенный, не знаком с общими принципами применения арбалетов… Вот, допустим, есть у тебя обычный арбалет, одним болтом снаряженный.

— Ну…

— Сколько врагов повергнешь?

— Ну, смотря каких…

— А вот хоть таких, как наши городские стражники.

Вово подумал, поскрёб макушку.

— Дюжины за две поручусь.

— Как же? Одной стрелой?

— Хрен ли мне стрелы? Что я — эльф какой? И В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница так заломаю, а кабы те умные булаву не посеяли…

— Ну да, конечно, ты булаву предпочитаешь! Есть чудная вещичка, булава из Мкаламы — орки мастера на сии дела, — со смещённым центром тяжести…

— Не понял…

— Арбалет не прячь, — упредил прозорливый Чумп. — Мне пригодится, я ж не герой.

— Да уж кому как не тебе, — подивился Хастред. — Ты ж тот самый персонаж, о ком байки ходят уже при жизни!

— Не знаю, кто тебе напел, но всё неправда — я обычный обыватель. — Чумп сделал левой рукой непонятный жест, и метательный нож с утяжелённым острием и рукоятью из рыбьей чешуи легко провалился в его бездонный рукав. — Правда В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница, ты тоже на героя не тянешь, даже в железе. Зато тать просто-таки первой гильдии.

— Я летописец, да и вообще — видел хоть раз грамотного татя?

— Нет, и героя тоже. А зачем грамотею такая гора железа, если в герои не метит?

— Так ведь рубашка, к тому же железная. Сносу не будет, хоть ты по каким лесам броди.

Хастред забросил длиннющий онтский клинок обратно в ножны и махнул рукой: ну не везёт. С другой стороны, вон колдун набрал три меча, утомится таскать — даст покрасоваться.

— Всё? — Чумп с отвращением оглядел нагруженного шамана. — Да с таким арсеналом на фига огненные шары? Гиря-то тебе зачем? Ей В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница уметь надо, не то ноги в цепи запутаются.

Зембус прислонил к стене дротик-пилум, высвободив одну руку, сдёрнул с шеи боевую гирю на цепи и залихватски прокрутил над головой — взревело так, что Вово в другом конце лавки трусовато сгорбился и прикрыл голову локтем.

— Не всю жизнь магии отдал, — пояснил друид стеснительно. — Папаша-то мой, Асгардиус Зелёный — слыхали, может? — первейший был вояка в войске Илдрика Сопливого, а тот свою дружину не из слабаков набирал.

— Асгардиус? — вскинулся Хастред. — Это который знатно баронам навесил под Зоной или который пьяный на спор с колокольни прыгнул?

— Да это всё один Асгардиус учудил. Он В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница и есть мой папенька. Более, правда, который с колокольни. Он с тех пор сильно в те науки подался, что большой прыти не требуют, и меня вот к друидскому ремеслу приставил. Оно и мне больше по сердцу, но оружьем в нашем роду грех не владеть!

— Убедил. — Чумп завистливо вздохнул. — Я вот своего отца не знал вовсе. Вот и гадай, от кого плохая наследственность… Ну, ты всё собрал, чем можно ушибиться да порезаться?

— Абордажный бы мечишко, — застенчиво пожелал Зембус, с надеждой косясь на альва.

— Чур меня! — шарахнулся тот. — Эдаких нечестивых поделок не держим!

— Тогда всё.

— А ты, книгочей? Неужто В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница ни на что не позаришься?

— Сочтёмся…

— Вово! А, ну с тобой всё ясно. — Чумп подобрал диковинный арбалет. — Посчитайте нам всё до кучи. А то я уже за анарала беспокоюсь. Вот уж нескучный перец, как бы сам себе ноги не оттяпал. Или что похуже. Или не себе вовсе. А то опять выпендрится на весь мир, а кому расхлёбывать? Мне, мирному ущельнику… А я так не люблю драться! Сколько? Сколько-сколько???!!! Это за то, что взяли, или за всю лавку???

…Люблю шашлык я жарить

Из свежего мясца,

К которому добавить

Аджики и перца!

Ещё б лучку зеленого,

Позлее чтобы был,

Да кетчупу ядрёного

Эх кто В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница бы мне налил?!

Генерал спроворил изящный для его туши пируэт от очага к разделочному столику, где начинял мясо смесью приправ по собственному рецепту, притопнул каблуками и блаженно заревел припев:

Видишь — гзур идёт?

Зубы настежь!

На шашлык пойдёт!

Дас ист фантастиш!

От мощного командного баса даже стены подрагивали, а уж зеваки, что сбежались со всего квартала послушать бесплатный концерт, и вовсе брызнули от окошек подальше. Мало ли каковы побочные результаты этого искусства. Панк, впрочем, пребывал в самом благостном расположении духа.

Хороши бывают гзуры

С тонкой корочкой румяной.

Коли гзур мясной породы —

На столе он будет главным.

Орки с юга — тоже мясо,

Пошинкуй их В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница с травкой вместе,

Соль и перец всыпь по вкусу

И вари, измазав в тесте.

Видишь — орк идёт?

Зубы настежь!

На пельмени пойдёт!

Дас ист фантастиш!

Метнул мясо в очаг — и пошёл выделывать легкомысленные коленца. Ох, любил генерал народные баллады, даром что уже три поколения гоблинов не пробовали орочьих пельменей. Заведённые хумансами животины, коровы да барашки, жевались легче, усвоялись в желудке лучше и, по слухам, сами подставляли голову под нож, а орки народ такой — с них станется отмахиваться большими ятаганами. Иные же орки, вон хоть тот же Кижинга, вовсе дошли до крайности, в железо зашиваются наглухо, да и мышцы такие, что В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница зубы пообломаешь. Такими пельмешками только незваных гостей потчевать!

Эльфы больно худосочны.

Кейджа хоть и почитают —

На второе сплошь негодны:

Мясом квелым обладают.

На столе они нелепы,

Нет средь них изрядных дуп.

Коли попадутся эльфы —

Смело отправляй их в суп.

Видишь — эльф идёт?

Зубы настежь!

На супец пойдёт!

Дас ист фантастиш!

Мясо, брошенное на железную решетку в очаге, истекало пахучим соком. Травки, умело загнанные в многочисленные надрезы, начали закручиваться от жара, вплетая в аромат свои пряные нити. Ненасытный генеральский желудок взвыл и полез по позвоночнику поближе к вожделенному куску. Панк, однако, героически терпел. Извлек из шкафчика пыльные бутыли с В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница соусами, осторожно сыпанул с острия ножа на лопающуюся пузыристую мясную корочку соли, похлопал клинком плашмя, вбивая соль, потыкал острием, перевернул и продолжил без комплексов откалывать некислые танцевальные па, которые сделали бы честь угрюмым девицам, кои обзывались в Копошилке почему-то танцовщицами.

Мясо, ежели большое

И могучее изрядно, —

Грызть его ты и не пробуй,

Зубы, знать, ломать накладно.

Тролля или там амфиба,

Порубив в кусочки ловко,

Кинь в уху, как будто рыбу,

Специй всыпь, добавь морковку.

Видишь — тролль идёт?

Зубы настежь!

На уху пойдёт!

Дас ист фантастиш!

Генерал вспрыгнул на стол. Процесс слюноотделения достиг пика, ещё немного — и он, заслуженный офицер, бросится В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница пожирать мясо как невоспитанный дикарь, что, конечно, плохо и недостойно, так что надо как-то выпустить излишки энергии. Панк взлетел на устойчивый трёхногий стол одним длинным плавным скачком, достойным хумансового акробата. Запахи заверяли, что мясо таки созрело для употребления, и как раз пришла очередь актуального и своевременного куплета про рагу из толстых, сварливых, но неспортивных и потому мягких гномов — жизнь прекрасна, мнилось генералу в тот момент…

Но все эти радости стремительно перечеркнула летящая в генеральскую голову гзурская шашка.

Панк нипочём не дожил бы до своих лет, если бы не был мастером использовать при нужде всё, что ни попадётся под В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница руку. Банг! Шашка скрестилась со сковородкой и отлетела, получив глубокую зазубрину. Гзурус, ею сдуру маханувший, яростно помянул Кейджа, дико вытаращил белые от ярости глаза, ещё чуть-чуть — и прожёг бы в генерале дыру, но тот ждать не стал — слегка подскочил и грянулся на столешницу массивным гузном, а в грудь незадачливому ассасину выслал обе пятки. Удар вышел на совесть. Здоровенного гзура враз вынесло в дверной проем, уже уплывая из осознанного мира, он попытался было зацепиться руками за пролетавшие мимо косяки, но опоздал на пяток футов, а в конце путешествия лихо кувыркнулся, запнувшись о табурет, и затих самым надёжным образом В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница.

— Дас ист фантастиш! — буркнул, не теряя бодрого настроя, непобедимый полководец. Фраза сия, видимо из языка древних прагоблинов-зангитов, неизменно радовала его своею звучностью. — Эгей, кепка! За расчетом пришел?

Он соскочил со стола и на секунду замешкался. Гзур теперь встанет нескоро, а вот мясо может и пригореть! Так что первым делом генерал дёрнулся к очагу, ухватил здоровенную, в пол-локтя, двузубую вилку, заточенную как боевая глефа, и нацелился на мясо.

Второй гзур метнулся от дверей, едва генерал повернулся к нему спиной. Этот оказался хитрее — не стал размахивать длиннющим клинком, бросился, уповая на скорость и зловещий фигурный кинжал в руках В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница. За его спиной в дверном проеме вырос и ещё один — с увесистым бердышом наперевес.

Гоблин как раз успел подцепить мясо на вилку и повернуться к атакующему. Шагнул в сторону и — бац — огрел гзура сковородкой по голове. В руке осталась одна ручка кухонного агрегата, зато гзура ударом швырнуло через стол. Тело тяжко рухнуло на пол опасно близко к открытому погребку. Гзур с бердышом прошипел что-то неразборчивое и решил, что врукопашную идти не стоит, — выдернул из-за голенища нож и вскинул за клинок, для броска.

Дальше время для Панка словно замедлилось — включился знаменитый режим машины для убийства. Руки пошли вперед мыслей В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница — и то, руки-то генерал упражнял куда чаще мозгов! Он выронил бесполезную теперь ручку сковороды, зубами сдёрнул с вилки заветный шматок мяса и без размаха, от локтя послал вилку в полет. Нож уже летел в горло Панку, брошенный на степняцкий манер — сильно закрученный, вращаясь как колесо. Бывалого драконария было так просто не пронять, это брошенный по-рыцарски, словно дротик, нож поймать проблемно, а такой… Рукоятка сама влипла в выставленную навстречу пятерню. Генерал механически его перепальцевал пару раз, гоняя клинок вверх-вниз, со столика свободной рукой подхватил широкий разделочный тесак и как был, с мясом в зубах, стремительно В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница пошел на гзура. Вилка до половины ушла тому в глазницу, гзур ещё стоял, не понимая, как, кто и чем… Тут очень некстати раскалённый сок из прокушенного мяса обжёг гоблину язык. Два шага Панк кое-как вытерпел, потом пришлось выплюнуть, поймав на широкую плоскость тесака. Обиженный генерал хотел было пнуть гзура, дабы очистить проход, но гзур и сам завалился навзничь, а офицерский сапог с хрустом сокрушил косяк. И здесь незадача, смекнул генерал, помаленьку начиная свирепеть.

В полутёмной зале помимо слабо стонущего первого гзура нашёлся еще один — могучий, седовласый, с бородой, расчёсанной надвое, и в командирской кепке. Ещё был хозяин, трусливо укрывавшийся В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница за широкой спиной гзура.

— Приветствую, коллега, — обратился Панк к гзуру. — И ты тоже до кучи? Погодишь, пока за мечом схожу, либо же тебя по дварфийским обычаям сапогом обиходить?

А сам уже разглядел, что сапогом не выйдет, вояка бывалый и даже на равном оружии его не вдруг одолеешь. К тому же у гзура полуторный меч на боку, а у него самого что? Мяса кусок… Может, предложить ему такой же поджарить, дабы учинить поединок и впрямь на равном оружии? Вот на черпаках фуражиры древности, говорят, знатно бились, была и вовсе чудесная Кенорская баталия, где пятеро полевых кухарей одолели отряд панцирников не иначе В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница как кашей — столь метко швырялись раскалённой размазней, что латные бедолаги насилу ноги унесли… Пора бы в историю дуэлей внести и котлетный прецедент!

Гзурусу, однако, плевать было на анналы истории.

— Я — твой смэрть, — сообщил он генералу и плавно скользнул навстречу, легко извлекая из ножен длинный узкий клинок-бастард.

Тесаком генерал подбросил мясо кверху, на лету пробил кусок ножом и вогнал острие в стену. Хоть рук занимать не будет. А потом метнул тесак в гзура, наперёд зная, что того этим даже не задержишь, и бросился обратно в кухню. Позади звякнуло железо, глухо стукнул о пол отбитый тесак, гзур тоже прибавил шагу В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница. Тут на мгновение замешкаешься — больше песен петь не придётся! Панк на бегу пригнулся, ухватил кончиками пальцев эфес длинной сабли, что укреплена была поперек спины у оглушённого сковородой, и как бежал, так и бросился головой в затянутое бычьим пузырем окно. Повезло, что сам, принимаясь давеча за готовку, отодвинул мощные дубовые ставни! Воткнулся в мягкое, упругое, продавил, ободрал плечи о не на гоблинов рассчитанное окно и выкатился на солнечную улицу, мощённую булыжником. В кувырке отбил спину, но отточенная полоса стали свистнула позади, не задев. Перекатился, вспрыгнул на ноги, перевёл дух и щеголевато перехватил саблю в мало что не эльфийской манере В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница, сам себе подивился — это откуда ж у хлопца эльфийская прыть, вона как клинок подал режущей кромкой кверху, сам бы головой и не додумался, что эдак возможно, а руки делают!

Гзур выглянул в окошко. Горбоносая его физиономия омрачилась. Хотя народ вокруг и не склонен был принимать чью-либо сторону, положение всё же складывалось незавидное. То ли ещё одолеешь вооружившегося гоблина, то ли… Здесь на карте уже не только жизнь, но и весь баланс гзуро-гоблинских сил в регионе. Мигом весь город прознает, что гоблины дважды за два дня натянули нос знатнейшим из детей Гзура! Не успеешь опомниться, как всё племя В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница превратится в посмешище, как уже случилось с захудалыми коленами гзуродов и гзуреков.

— Вылазь, борода, — ласково предложил генерал. — А то могу и пару частушек про ваш род спеть. Не обрадуешься.

Гзур запыхтел. Тем, что генерал Панк мнил музыкальными способностями, он уже успел объесться. Вылезать, однако же, было крайне неловко, ибо нырять с разбегу головой вперёд — привилегия исключительно гоблинов, как-нибудь иначе протискиваться в узкое оконце дюже чревато застреванием, а пойдёшь, как джигит, в обход, через дверь — ещё чего доброго сочтут за бегство с поля боя.

Генерал нехорошо заулыбался и прогулочным шагом отошёл подальше. Нервировать гзура близостью сабли он считал В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница ниже своего достоинства.

— Вылезай, да поживее. У меня обед стынет. Не боись, коли гузно застрянет — подрежу малость.

Гзур неуклюже протиснулся в оконце, чуть было не застрял мощным задом, но рванулся и таки выбрался на свободу. Где и наткнулся на троих крепких малых в чернёных кольчугах, с увесистыми колотушками в руках. Городская стража. Только их и не хватало.

— Ишь какой прыткий, — лениво процедил ближний. — Эт чего же ты, добрый кейджианин, безобразишь? В околотке давно не бывал?

— Эгей, молодцы! — возмутился генерал. — Вы бы пошли пивка хлебнули, а? С этим я уж сам, по-свойски!

Стражи осмотрели и его, самый разговорчивый качнул дубинкой В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница и в том же неспешном ритме полюбопытствовал:

— А тебе, десантура, боле всех надо?

Генерал набычился, расправил плечи, многозначительно поправил дворянскую цепь на поясе, попытался даже, не выпуская сабли, раскинуть пальцы веером.

— Без сопливых скользко! У нас дело личного свойства.

— Вот в каталажке и решите, — постановил страж. — А ну кидай саблю, и ты, в кепке, тоже.

— Не горячись, друг! Пожалей моего престарелого папеньку, он не хотел! Болезнь такая, мания величия зовется, мнит себя Роландом, чуть отвернёшься, уже с кем-нить задрался. Ну да ничего, я за ним присмотрю, вот те слово!

Генерал от такой наглости аж поперхнулся, а самозваный его наследник, оказавшийся В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница, ясное дело, Чумпом, хлопнул стража по плечу, что-то сунул в ладонь, сделал ещё какой-то малопонятный пассаж над кошелём для сбора штрафов, что оттягивал пояс стража, но сзади предупреждающе закашлял Хастред, и ущельник слегка опомнился, даже малость смутился. Страж смягчился, кивнул, бывает, мол, но марку суровости выдержал — погрозил генералу кулачищем.

— Смотри у меня! Чтоб тише воды!

— Чего-о-о? — насупился генерал. Он и сам себя уважал, а тут ещё обнаружил под рукой всё свое воинство. Причём покрытая испариной башка Хастреда торчала из отличной мощной брони, из-за костлявых Зембусовых плеч глядел арсенал на малую дружину, а В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница Вово был как Вово, ел на ходу пирожки из большого лотка и смачно рыгал на левую сторону, следуя своим смутным представлениям о мистицизме. — Эт ты мне, генералу и барону?

— Не связывайся, генерал, — посоветовал упарившийся с непривычки Хастред. Сейчас ему меньше всего хотелось драться, а больше всего — погрузиться в светлое копошильское пиво на пару дней. — Эти служаки недостойны столь благородного гнева.

— Да это ж наш тутошний книгочей, — признал его один из стражи. — Тоже в генералы, что ли, метишь?

— Заразился евоной болезнью, — пояснил Чумп. — Жутко заразная… Выпейте с папашкой по кружечке, сами побежите объявляться Хранителями.

Стражи не сговариваясь попятились, а вперёд протолкнулся всё В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница ещё не избавившийся от отходняка Вово, повёл мутным взором, явно выискивая троллей…

Гзур, как муж немалого ума, чётко осознал, что более ничего, кроме катастрофы, ему не светит. И придумал, как с честью выйти из ситуации.

— Эй, пачтэнный! — обратился он к самому разговорчивому стражу. — Моя сдаюсь! Вазмы мэч, только нэ попорть. Куда идти?

Стражи вяло переглянулись.

— Иди уж, воитель… И не буянь.

— Ага, заходи в гости, — пригласил генерал кровожадно.

Стражи затоптались на месте. Вроде как конфликт улажен, остальное не их дело, однако ж гзуру явно грозит расправа, и можно бы его таки взять под стражу, дабы спасти. Так ведь он В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница ничего предосудительного не делает, что ж теперь, дискредитировать себя самих, являя миру образчик полицейского произвола?

Гзур правильно понял их сомнения. Что ж, в остроумии ему было не отказать. Он лихо закинул меч в ножны, а потом вдруг напыжился, весь перекосился от напряжения…

— НОСЫ!!! — заорал разгадавший манёвр многоопытный генерал и спешно зажал нос свободной ладонью. И вовремя. Гзурус самым наглейшим образом нарушил спокойствие и порядок, оглушительно и беспардонно испортив воздух… У наивного Вово даже слёзы из глаз брызнули ручьями, Хастред сделал отчаянный рывок через половину улицы, презрев неподъёмность доспеха. Чумп последовал примеру генерала и почему-то довольно свирепо уставился В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница на кривящегося друида.

— Не я! — просипел тот вполне искренне.

— Знаю, что не ты! Тебя ещё не хватало! Заткнуть его не мог?

— Не мог. Я только вызывать умею…

— Нет, спасибо. Не надо вызывать…

Стражи, ошеломлённые такой наглостью, продолжали хлопать ушами, и кабы гзур был готов к такому обороту, он непременно успел бы утечь. Но когда смекнул, что можно бы и дёру дать, было уже поздно — озверевшие от такого обращения гоблины успели нарисовать вокруг него плотное кольцо… И предприимчивый гзур отчаянно напыжился снова.

Тут уж, однако, стража проявила себя в лучшем виде и на раз обезопасила общество от опасного В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница проявления.

— Ах ты пердун!!! — взревел тот, что до сих пор молчал, и одним прыжком добрался до хулигана. Дубинка с деревянным стуком шарахнула гзура по кепке, а пару секунд спустя тот попросту исчез под градом добротных трендюлей в три дубинки и шесть сапог.

— Тролль? — слабо вскинулся Вово, вытирая полой пончо слёзы.

— Гзур, — буркнул Зембус.

— Всего-то? Ишь ты, а как… Пустите меня, я съел чей-то не то, мне надо…

Он распихал соратников и опрометью кинулся в обход здания — окно явно было не по его размерам, к тому же под ним, окном, стражники как раз взялись метелить штрафного гзура и лезть В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница пришлось бы прямо под дубинки. Чумп же ухватил генерала за цепь (руки к ней так и тянутся, что ж поделать) и отволок в сторонку от побоища, в которое Панк то и дело порывался добавить свой весомый аргумент.

— Они на тебя напоролись, анарал, или ты сам заскучал и гостей вызвал?

— Я кулинарничал, — стыдливо признался Панк. — Оне первые начали! Там в доме ещё три штуки, но один совсем готовый, а двое… Ну, я был добр и снисходителен, но до утра могут и не дотянуть…

Чумп его отпустил, вместо этого ухватил и удержал за один из мечей Зембуса.

— Могешь на гзура наколдовать, чтоб В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница разговорился?

— А чего колдовать? Его только пинать прекратить… Ну, для вящей безопасности я бы ещё кляп посоветовал — с той, иной стороны.

— Там в доме ещё пара. Не мешало бы порасспросить на предмет — сколько их тут, какие претензии… хммм, помимо очевидных… как нас нашли и всё такое.

— Вот те на! — Друид с уважением оглядел генерала. — Не случись нелёгкая уродиться офицером, знатный друид мог бы выйти… пусть не иерофант, но всё-таки… вон морда какая, хоть сейчас в Астральный план Земли… Щас пойду гляну, чего там можно сотворить.

— Я помогу, — вызвался Хастред. — Я ещё в детстве «Молот Ведьм» на ночь читал В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница, почти весь наизусть помню. Не магия, да и где тут взять приспособление навроде дыбы, но кое-что можно и позаимствовать…

Они с друидом, бряцая железом за целую армию, деловито удалились по стопам Вово, а Чумп поправил на плече арбалет и объявил мрачно:

— А я, анарал, схожу пообщаюсь с местными всезнайками. Эх, какой же дурак догадался разогнать здешнюю Гильдию воров? Там бы всё и узнали, а теперь бегай, вызнавай… А что до тебя, так воздержись пока от кулинарии. Вишь, какие от неё побочные эффекты.

— Да я и ничего… Я ж так, на досуге…

Чумп явно не поверил, похоже, даже В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница прикинул, не мог ли генерал быть среди тех самых кенорских кашеваров, но до чего додумался — не признался и скрылся в ближайшем тупичке, который, надо сказать, тупичком казался только на первый взгляд. Генерал осторожно глянул, вытягивая шею, на загашенного гзура.

— Эй, молодцы, а может, оставите его таки нам? Эвон какой дородный… Уж мы в долгу не останемся.

Стражи отдулись, смахнули трудовой пот, полюбовались на плод своих трудов.

— Ты иди, иди, десантничек, — пожелали генералу. — В лицо колыхать — это ему с рук не сойдёт. Это правонарушение сурьёзное, когда-то он теперь из кутузки появится, дородность-то порастеряет…

Генерал с достоинством пожал плечами и В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница вслед за всеми зашёл в помещение.

Гзур с вилкой в глазу лежал там же, где и лёг. Голова и руки другого деятеля рывками поднимались по лестнице наверх — явно книжник и друид сочли лучшим способом доставки гзуров волочение за ноги. Что ж, не совсем пропащие ребята, ещё бы читать отучить и можно сдавать в Пажеский корпус. Нож генерала торчал там же, куда был воткнут, но вот… но вот мяса на нем уже не было…

— ГДЕ?! — взвыл уязвлённый в самую душу генерал. Да так, что Хастред выронил гзура и тот радостно, хотя и бессознательно, пересчитал все ступеньки до самого В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница первого поверха. Книгочей чуть было не съехал следом и сам.

— Чего орешь?

— Мясо где?!

— Вон, под ноги тебе катится. Другого не видел, да и откуда бы?

— Ах так?!

…Вово выглядел виноватым.

Ну то есть очень.

Генерал смотрел сквозь него. Бледный и очень серьёзный.

— Я больше не буду, эт самое… — выдавил Вово наконец. Генерал ему ни на грош не поверил. Куда там. Будет, и притом всё время. Глаз да глаз за таким нужен, да и то… всё едино будет, не может не быть. Будь Вово официально приданной боевой единицей, безо всяких обжалований схлопотал бы пару лет гауптвахты среди гзуров и гномов. А В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница скорее всего, был бы отдан под полевой трибунал и по его итогам в лучшем случае ознакомился бы со шпицрутенной практикой, хотя сам генерал настаивал бы на децимации. И собственноручно бы настучал негодяю по сусалам. Приходилось, однако, считаться с полной добровольностью его участия в генеральской концессии. Да и за мечом сходить Панк ещё не успел, а переть на Вово с голыми кулаками — нет уж. Генерал бывал порою тугодумен, но уж кретином его бы никто не назвал. Оставалось только давить импульсивного и прожорливого юнца авторитетом.

— Ну не нарочно я! — Вово жалобно шмыгнул носом. — Я иду, а оно висит… Непорядок В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница же явный… Мясо бегать там должно, коли свежее, а жареное, дык на вертеле надлежит ему либо иным образом, но не на стене же… Напрягает, а я, как напрягусь, завсегда лопать мечтаю…

— Ты куда путь держал? — В голосе генерала звенели мечи, свистели стрелы, а сражённые враги с жалобными воплями корчились в агонии.

— В сортир, извиняюсь, — признался Вово и просветлел ликом от осознания, что дал ответ на важный вопрос, причём ответ достоверный и очень конкретный.

— И мясо прихватил, чтоб трудиться нескучно было?

— Ага! Откель ведаешь? Сам из таковских? Эвон зря же грят, что мы, гоблины, два дела враз делать неспособны!

Генерал хотел вспылить В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница. Но не смог. Вово так лучился гордостью за свои способности и так преданно хлопал глазами… Панк глубоко вздохнул, погрозил вредителю кулаком и вяло процедил:

— Ладно, мордоворот, живи пока… Но смотри! Пойдём гномов бить, каждую калорию у меня отработаешь! А теперь — прочь с глаз моих!

…Чумп вернулся мрачнее грозовой тучи, вдобавок в прихожей только чудом увернулся от выбегавшего на всех четырёх гзура. Ущельник соображал шустро и благоразумно пропустил бедолагу, который нёсся, выпучив глаза и пуская слюну. Уж если генерал не добил, ему и вовсе не пристало…

Братья гоблины обнаружились дальше — на кухне. Впрочем, на кухню это помещение больше не походило. Полустёртая В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница пентаграмма на полу сразу насторожила ущельника — уж он-то повидал бессчётно магических ловушек!

— Что стряслось? — поинтересовался он, на всякий случай нашаривая за спиной ножи. — И чего с гзуром сотворили? Явили призрак Занги?

Хастред, сидевший как раз напротив пентаграммы над раскрытой толстой книгой, лишь устало повёл бровью, захлопнул том и уронил на него голову.

— Мудрецы, — пожаловался генерал, примостившийся тут же на скамейке в обнимку с жбаном пива. — Обещали уж припугнуть так припугнуть, а я так ничо и не увидел. Правда, на гзура подействовало, вона как припустил…

— Если б ты увидел — тоже бы не задержался, — заверил Хастред, не поднимая В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница головы. — У всякого рода свои страхи, наше счастье, что мы, гоблины, такие устойчивые к магии…

— Хозяин видел, — прогундел из уголка Вово, он на правах проштрафившегося был занят чёрной работой — правил камешком многочисленные лезвия гоблинского арсенала. — Мало не показалось, вона как в погреб нырнул…

— В погреб, жрун проклятый, он нырнул, дабы тебя упредить, — съязвил генерал, всё ещё обиженный и не намеревавшийся когда-либо прощать прожрушу.

— А я чего… Я там уже… Мне туда боле незачем…

— Эй, эй! — Чумп постучал по косяку. — К делу, господа инквизиция! Что он наболтал?

— Кто?

— Гзур, не хозяин же.

Зембус, тут же рядом стиравший сапогом остатки В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница магического начертания с пола, охнул и возвёл глаза на Хастреда. Книжник тоже приподнял голову от тома и глянул на друида. И рожи у обоих стали сконфуженные.

Дата добавления: 2015-09-28; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentapeomkv.html
documentapeotvd.html
documentapepbfl.html
documentapepipt.html
documentapepqab.html
Документ В этом мире святого не осталось! Здесь гоблины выходят в офицеры, орки становятся паладинами, а эльфы ругаются как извозчики. И подвиги у них странные, и методы те ещё. Но даже в такой среде есть 16 страница