Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница

Она еще не успела проснуться, как в комнату ворвался Альбус, а за ним вошел Джеймс. Брат устало улыбался.

- Поднимайся. Сейчас же!- Альбус запрыгнул на ее кровать.- Мы едем к папе!

- К папе?- Лили подскочила, понимая, что не зря сегодня выглянуло солнце.- Он очнулся? Правда?!

Братья рассмеялись – впервые за эти дни. Рассмеялись, как раньше, когда еще была жива мама. Как раньше, когда все вместе ощущали волну счастья. Как раньше, когда мама была с ними. Наверное, она и сейчас была с ними – иначе они не смогли бы так смеяться.

Они даже не пошли на завтрак. Лили собралась за пять минут, они побежали Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница в кабинет директора, где их ожидал Тедди Люпин. Вчетвером, с просьбами передавать отцу приветы и пожелания скорейшего выздоровления, они по очереди исчезали в камине, чтобы собраться в холле больницы Святого Мунго.

Первое, что они испытали, - легкий шок, когда к ним бросились журналисты, задавая миллион вопросов, на которые они бы не стали отвечать, даже если бы смогли. Несколько министерских работников тут же оттеснили прессу от детей, и Тедди поспешно протолкнул Поттеров в дверь.

На втором этаже было тихо и пусто. Люпин проводил троих детей к палате, возле которой стоял мракоборец с палочкой наизготовку.

- Вы проверили – это действительно они?- спросил мужчина, с подозрением Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница глядя на посетителей.

- Конечно,- Люпин отворил дверь и пропустил Поттеров вперед.- Я вас тут подожду.

Ребята оказались в освещенной комнате. Их отец полулежал на кровати, глядя на что-то в его руках.

- Папа!!!- крик Альбуса мог бы оглушить. Мальчик подбежал, вспрыгнул на кровать и обнял отца. Тот прижал одной рукой худенькое тело сына к себе, а вторую протянул к подошедшей Лили. Глаза девушки наполнились слезами, но она улыбалась. Джеймс пожал протянутую ему руку, чувствуя непомерное облегчение. Потому что отец был жив. Хотя бы это не изменилось.

Альбус устроился на кровати рядом с Гарри, Лили тоже села на край Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница, Джеймс подтянул к себе стул. Дети жадно смотрели на бледное лицо отца.

- Папочка, как ты?- Лили вытирала рукавом свитера мокрые щеки.

- Ну, Лил, не плачь,- Гарри погладил ее по плечу.- Я уже почти поправился, целители говорят, что через пару дней меня можно будет выпустить отсюда.

Джеймс не верил этому бодрому голосу отца, зеленые глаза выдавали его с головой.

Юноша оглядел палату и понял, на что смотрел отец, когда они вошли. На тумбочке у кровати лежала фотокарточка, картинкой вниз. Он протянул руку и взял фото. Ему мягко улыбнулась мама.



Джеймс поднял глаза на притихших родных. У Альбуса задрожали губы, и он Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница уткнулся лицом в грудь папы. Гарри гладил Ала по спине, а сам смотрел на Джеймса.

- Папа,- мягко позвала Лили,- папа, что произошло с… мамой?

Гарри тяжело закрыл глаза, словно не хотел видеть горестные лица своих детей.

- Лили, мальчики…- начал мужчина, беря себя в руки.- Это не так просто рассказать.

- Папа, мы с тобой,- вдруг пробормотал Альбус.- Ведь ты нас не оставишь?

- Конечно, нет, Ал, я буду с вами,- отец потрепал мальчика по голове. Слова Альбуса словно придали ему сил.- Нашу маму… ее убили.

- Мы знаем. Кто?- прошептала Лили. Она видела, что отцу трудно говорить, но им нужна была Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница правда.

- Те волшебники, что сбежали из Азкабана в августе.

- Это случайность?- Джеймс держал в руке фотографию мамы, но не мог больше на нее смотреть. Уж лучше грустный взгляд отца.

- Нет. Этих волшебников поймали мои люди. Они знали, что во главе мракоборцев был я.

- Папа, это были оборотни?- Гарри вздрогнул и уставился на Лили.- Значит, оборотни.

- Откуда?

Джеймс и Лили переглянулись. Видимо, отцу еще не рассказали о том, что не только на их мать напали в тот день. Юноша кивнул сестре, и та, насколько могла подробно, поведала о произошедшем в Хогсмиде. Гарри побледнел так, что мог запросто слиться с Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница простынями на постели.

- Отец,- когда Лили замолчала, Джеймс встал и подошел ближе к кровати,- с мамой все было так же?

Гарри кивнул. Дети молчали, лишь Альбус сопел рядом с отцом.

- Тедди сказал, что мама все равно будет с нами.

Эти простые слова Ала вызвали бурю эмоций. Лили всхлипнула и отвернулась, Джеймс отошел к окну, крепко сжав челюсти. А Гарри снова закрыл глаза, будто ему было больно смотреть на свет.

- Тедди был прав, Альбус,- прошептал мужчина. Когда Лили смогла взглянуть на него, то увидела, что и его глаза блестят. Девушка внезапно заметила, что в его черных волосах появилась седая прядь.

- Я Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница никогда не смогу попросить у нее прощения за свой поступок,- вдруг раздался глухой голос Джеймса от окна. Он повернулся с гримасой на лице.- Никогда.

Отец осторожно отстранился от Альбуса, откинул одеяло и встал. Лили с опаской подалась к нему. Но Гарри остановил ее рукой. Она кивнула, притянула к себе Ала, который, казалось, не чувствуя объятий отца, потерял опору и растерянно озирался.

Гарри подошел к Джеймсу и положил ладонь на плечо старшего сына.

- Джим, мама знала, что ты не хотел.

Юноша поднял затравленный взгляд на отца, словно ища в нем поддержки:

- Я ведь даже не попрощался с ней тогда Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница, в последний раз…

- Ты всегда сможешь поговорить с ней, ты же знаешь. Она услышит тебя,- Гарри обнял сына, и тот заплакал – как ребенок. Как в детстве, когда ему было больно. И тогда мама обнимала его, успокаивая. И теперь юноше показалось, что руками отца его утешает мама.

- Простите…

Лили и Гарри обернулись – в дверях стояла Гермиона с какими-то бумагами в руках. Она растерянно переводила взгляд с одного Поттера на другого.

- Привет,- Лили натянуто улыбнулась, отвлекая Гермиону и давая отцу и брату время взять себя в руки.- Как дядя Рон?

- Лучше,- но по лицу Гермионы, когда она это говорила, было трудно Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница сказать, что так оно и есть. Лили же просто кивнула.- Я не думала, что вы уже здесь... Гарри! Тебе еще нельзя вставать!

Под суровым взглядом подруги Гарри лег обратно под одеяло. Только тут дети заметили, что он морщится при резких движениях и из-за ворота пижамной рубашки торчат бинты.

Джеймс стоял, отвернувшись к окну и засунув руки в карманы брюк. Гермиона прошла к стулу, где тот сидел раньше, и опустилась на него. Бросила взгляд на фото на тумбочке и горестно вздохнула.

- Ты что-то хотела, Гермиона?- Гарри снова удобнее устроил Альбуса рядом с собой. Та неуверенно кивнула, покосившись на Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница детей, словно не могла говорить при них.

- Нам выйти?- понимающе спросила Лили, переводя взгляд с Гермионы на отца.

- Не знаю…- пробормотала женщина.- Это и вас касается. Все равно…

- Говори,- Джеймс подошел и сел рядом с сестрой, обняв за плечи, словно готовясь поддержать ее, если им предстояло узнать еще что-то тяжелое.

Гарри подтвердил решение детей кивком, и Гермиона решилась:

- Сметвик сказал, что в понедельник тебя выпишут. Поэтому мы с мистером Уизли все организовали на этот день... Похороны.

Молчание. И всхлип Альбуса, от которого по коже взрослых побежали мурашки.

- Гарри. Может, дети побудут пока в «Норе»? Пока…

- Да, конечно. Я скажу Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница Зигу, чтобы послали охрану,- механическим голосом отчеканил мужчина, укачивая прижатого к груди сына.- Джеймс…

- Да, папа, я присмотрю за ними,- юноша понял отца без слов.- Все будет хорошо. Главное – ты поправляйся. Мы будем ждать тебя.

Дети поднялись. Лили поцеловала отца в щеку, дождалась, пока Джеймс возьмет на руки плачущего Альбуса, и втроем они покинули палату. В сопровождении Тедди они отправились в «Нору», к деду, где сразу же поднялись в одну из отведенных для них комнат и заперлись там на весь день. Не говорили – больше молчали.

Отец приехал из больницы в понедельник утром. Дети уже сидели внизу, в Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница гостиной, одетые в черные мантии. Тут же были и Роза с Хьюго, и другие Уизли из Хогвартса. Они тихо прятали друг от друга глаза и не разговаривали. Лишь девочки то и дело всхлипывали. Роза старалась поддержать самых младших, хотя, казалось, девушка сама из последних сил держится, чтобы не заплакать.

Гарри был бледен, губы поджаты, словно он боялся, что они задрожат и выдадут его состояние.

С Гарри прибыли Гермиона и Рон. Их дети тут же бросились к родителям, Роза крепко прижалась к отцу. Джеймс отметил, что рядом с супругами Уизли постоянно маячит какой-то человек, но юноша не задумывался Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница над этим. Вообще в этот день он думал исключительно об одном – пережить. Он знал, что будет сложно. Но он должен был держаться, как отец, потому что были еще Лили и Альбус, которые в этот день стали какими-то прозрачными, словно призраки.

Когда пришли братья Уизли с женами, все поднялись и покинули дом. За калиткой Уизли и Поттеры трансгрессировали. Джеймс держался за Чарли, Лили исчезала в паре с Гермионой, отец крепко сжимал плечи Альбуса.

От черного болели глаза. На кладбище было немного людей. Гарри как-то отрешенно заметил, что вокруг все оцеплено мракоборцами. От этого стало только хуже.

Хорошо, что Гермиона настояла Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница на том, чтобы все прошло тихо и, главное, быстро. Потому что долгих прощаний и процедур никто из Поттеров бы не выдержал.

Склоненные рыжие головы и слезы. Цветы.

Гарри с трудом сдержался от воя, когда увидел Джинни. Кто-то поддержал его за локоть – Гермиона. Рыдающая на плече Тедди Лили – она не могла смотреть в сторону открытого гроба. Сгорбленный мистер Уизли, которого утешает Флер. Джеймс, по щекам которого текут слезы, но он находит в себе силы успокаивать Альбуса.

Гарри стоял, словно окаменев, пока многочисленные Уизли подходили к своей единственной дочери, сестре и тете, прощаясь. Он видел Рона и Гермиону Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница у гроба, но не двинулся с места. Еще были Невилл и Луна – они пробормотали свои соболезнования Гарри, и тот даже им кивнул.

- Гарри…

Он понял, что должен попрощаться с женой. Сделал несколько шагов и впился глазами в ее неподвижное, почти не изменившееся после смерти лицо. Запоминал, вспоминал, впитывал ее черты. Нагнулся и запечатлел последний поцелуй на ее холодных губах. Потом выпрямился и коснулся кончиками дрожащих пальцев ее щеки - словно заставляя себя поверить, что это не сон. Не один из его старых кошмаров. Что это - реальность.

Рядом встал Джеймс, положив руку на плечо отца.

- Прости, мама,- прошептал юноша, опуская на Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница ее укрытые ноги цветы.- Мы всегда будем тебя любить.

Гарри отвели в сторону. Лили не нашла в себе сил подойти. Крышку закрыли и запечатали, потом гроб опустился в могилу. Комья земли глухо стучали, падая.

А потом был страшный крик Лили: «Мама!». И Гарри дернулся к дочери, но Джеймс опередил, обнял, что-то зашептал, повел прочь от этого страшного места. Уизли тоже уходили. Мистер Уизли нес Альбуса, который ослаб от горя.

А Гарри остался над свежей могилой. Он не мог уйти, он еще так много ей не успел сказать. Так много для нее не сделал. Ноги подогнулись, он упал на колени Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница, но смотрел на надгробие, читая: «Джинни Поттер».

Не Джиневра. Джинни. Его Джинни.

- Прости меня, родная,- прошептал Гарри.- Прости, что опоздал. Что не уберег. Что не смог умереть вместо тебя.

И он взвыл – страшно, надсадно, изливая в этом звуке всю свою вину и боль. Он заплакал – впервые за столько дней. Впервые за столько лет.

Чьи-то бережные руки заставили его подняться и обняли. И за этими руками словно стояла она – его Джинни, которая всегда была рядом. Его Джинни, умевшая успокоить и утешить. Его Джинни, в объятиях которой он уже однажды плакал, когда потерял Ремуса Люпина. И сегодня он плакал. Над Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница могилой его Джинни.

Глава 5. Скорпиус Малфой.

Никогда еще в школьной жизни Скорпиуса не было таких скучных выходных. И ужасного понедельника.

Слизеринец стоял на берегу Черного озера и кидал камни, надеясь, что хоть один попадет по макушке гигантского кальмара, тот не поленится и высунется из воды. Хоть какое-то приключение. Хотя без Джеймса даже это будет не так интересно.

Малфой запустил камнем покрупнее, но опять без какого-либо эффекта. Он сплюнул от досады и пошел прочь, надеясь, что встретит по пути кого-нибудь, на ком можно сорвать свою злость.

Почему он был зол? Да из-за себя, а точнее – на Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница себя. Вот уже три дня, как злился. Ну, с чего он решил строить из себя рыцаря или прекрасного принца? Все равно ничего не вышло.

Скорпиус пнул с дорожки какую-то корягу. Какой рыцарь может получиться из того, кто носит фамилию Малфой? Да Малфои не созданы, чтобы рыцарствовать! Они рождены, чтобы властвовать, подчинять, унижать, насмехаться.

Ничему другому его не учили. Правда, Скорпиус иногда думал, что в его воспитании была допущена какая-то безумная ошибка. Раз уж у него иногда, в последнее время все чаще, появляются глупые позывы кидаться на помощь. Да еще старостам.

Скорпиус дошел до квиддичного поля, сел Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница на скамейку трибун и углубился дальше в самокопание, чем он занимался все те дни, пока не было Джеймса. Если не над кем поиронизировать, обрати взор на себя.

Это глупое благородство, наверное, он перенял от Поттера. Видимо, заразно. Иначе чем объяснить его упорное стремление помочь Лили Поттер, когда его об этом никто не просит?! Ладно бы, Джеймс попросил. Но ведь тот даже не намекал!

Скорпиус знал, что Поттеры уехали в субботу утром - в больницу к отцу. И не вернулись до сих пор. Когда он потребовал ответа от Уизли, та лишь сказала, что не знает, когда те приедут. Профессора просили не Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница лезть не в свое дело. А потом пропали и Уизли, что навело на простую мысль – хоронят.

И почему ему было не все равно? Да очень просто: Скорпиус Малфой никогда не имел того, что было у Поттеров, поэтому подсознательно тянулся к ним. Он видел их всех вместе, их заботу друг о друге, их привязанность. У него в семье такого не было. Не было этого глупого всепрощения, круговой поддержки, семейных вылазок на пляж, шумных вечеринок на сотню родственников.

У Поттеров все это было. И Малфой через дружбу с Джеймсом прикасался к этому. И постепенно стал не меньше их всех оберегать этот чудесный мир Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница. Чужой мир, но все равно будто бы его.

Наверное, поэтому он так стремился помочь им в их горе. У него ничего не произошло – но будто он сам потерял какую-то часть себя, что-то важное. Потому что его друг потерял мать. И он помогал – как мог, как умел.

Только идиот мог кинуться помогать страдающей девушке так, как это сделал он. Но ведь он Малфой, в конце концов!

Скорпиус опять разозлился. Он не понимал, чего сам себя линчует. Ну, применил он непростительное заклятие к Лили Поттер, и что? Он же старался помочь! Он даже позволил ей себя ударить!

Нет, не из Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница-за этого он злился. Из-за того, что было потом. Из-за чего-то, что сам не мог объяснить. Наложи он опять на нее заклятие, чтобы заставить заснуть, – это было бы нормально. Вполне нормально для Малфоя. Но ведь он (наверное, впервые в жизни) стал действовать не по плану – по импульсу! Не думая – чувствуя. Подсознательно. И руководствуясь не конечной целью, а сиюминутным желанием.

- Тьфу ты!- Скорпиус мотнул головой, не желая даже думать на эту тему.

Что он сделал не так? Увидел цель – встряхнуть Поттер. Нашел простое и приемлемое решение - Империус. Этическую сторону он обычно не рассматривал, поскольку Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница его этому не учили. Этика – это для Поттеров, которые всегда и во всем благородны. Для Скорпиуса Драко Малфоя всегда была важна лишь цель, а не средства. Отец учил: для достижения желаемого нужно использовать все подручные средства. Главное – чтобы об этом не узнали. Этот урок юный Малфой хорошо усвоил. В отличие от многих других, что несказанно разочаровало отца.

- Скорпиус, у тебя такое лицо, будто ты узнал, что тебя завтра женят, причем без твоего согласия.

Малфой усмехнулся, увидев рядом с собой Ксению. Вот кого только не хватало.

- Зато у тебя лицо, будто парень, лишивший тебя девственности, сбежал на рассвете и исчез,- зло Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница бросил слизеринец, выплескивая накопившийся негатив на девушку. Но тут же пожалел – точно, заразно не только благородство Поттеров, но и чувство стыда. Ксения отвернулась, побледнев.- Черт! Прости.

- Ну, ты и дурак, Малфой!- ответила Ксения.- Если у тебя проблемы, это не значит, что нужно срываться на других. Что тебе сделала та хаффлпаффка, которую ты вчера после обеда приклеил к стене?

- Достала просто,- пожал плечами Скорпиус.

- Знаешь, у меня такое ощущение, что без Джеймса у тебя крышу сносит.

- Да, есть такое,- усмехнулся Малфой. Ксения повернулась к слизеринцу.- Просто у него наша общая совесть хранится. Зато у меня – наш мозговой центр.

Ксения фыркнула Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница – кажется, она больше не сердилась.

- Я тут слышала, что тебя видели, выходящим ночью из башни Гриффиндора.

- О, осматривался. Может, после смерти решу стать их призраком. А то у них не призрак, а какая-то пародия. Да и там уютнее будет,- пожал плечами Скорпиус.

- А если серьезно?

- Серьезно? Пытался забраться в постель к Уизли, да ее рыжие братцы – парни не промах. Они по ночам сторожат вход в спальню нашей школьной старосты. С дубинками.

- Скорпиус, ты невыносим,- Ксения толкнула друга плечом.- Колись – ты был с Лили?

- А я слышал, что соседки по комнате видели, как ты вернулась на рассвете,- промурлыкал слизеринец, ловко Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница меняя тему.- Колись – совратила Поттера?

- Совратила?- подняла брови девушка, с легкой угрозой глядя на Малфоя.- Да твой Джеймс, насколько я знаю, еще на пятом курсе прославился тем, что его поймали целующимся с племянницей Фауста!

- Не на пятом, а в конце четвертого,- обиделся за искажение правды о друге Скорпиус.- И, кстати, она сама его попросила научить ее целоваться. Джеймс просто совместил приятное с полезным.

Они замолчали, Ксения насмешливо глядела на юношу.

- Слушай, вот я не пойму: ты помогаешь Лили только из-за Джеймса или она тебе нравится?

Ну, вот, опять! До чего же упорная. Не зря Шляпа отправила ее Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница на Слизерин.

- Слушай, я не понял, когда это я помогал Поттер?- ощетинился Малфой.

- Господи, Скорпиус, чего ты так испугался? Что страшного в том, что она тебе нравится?- рассмеялась Ксения.- Тем более, если ты у нее ночь провел.

- Да не проводил я у нее ночь!- закричал Скорпиус, окончательно выведенный из равновесия ее словами.- Я ее долбанул Империусом и заставил поесть, а потом лечь спать, вот и все!

Повисла тишина. Ксения таращилась на вскочившего на ноги слизеринца, не зная, верить или нет его словам.

- Ты с ума сошел?- прошептала, наконец, девушка.- Зачем?

- Ты бы предпочла, чтобы сестра твоего ненаглядного умерла от истощения Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница?- огрызнулся Скорпиус, садясь обратно на скамейку.

- Я бы предпочла, чтобы ты действовал другими методами,- стараясь говорить спокойно, сказала она, с опаской глядя на слизеринца.

- Уж извини, какие есть.

- Ты бы мог с ней поговорить…

- Знаешь что? Если ты такая умная, в следующий раз сама и берись за это, ясно?- процедил Скорпиус, упираясь локтями в колени и ставя подбородок на руки.- Я – Малфой! Я не Поттер и не Уизли, чтобы сюсюкаться! И чего стоят их долбанные доброта и благородство, если девчонка таяла на глазах?! Чем помогли их разговоры и нежности?!

- Да успокойся ты!- Ксения испуганно смотрела на Скорпиуса.- То, что ты Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница Малфой, не делает тебя хуже других. Я уверена, что ты тоже способен и на доброту, и на нежность. Зачем ты так о себе?

- Да, способен,- пробормотал Малфой, не глядя на девушку.- И очень об этом жалею…

Он резко поднялся, перепрыгнул через несколько рядов скамеек и стремительно пошел по полю прочь. Причем Ксения подумала, что он пытается уйти не от нее, а от самого себя.

А Малфой шел, кипя от злости. По пути рявкнул на какого-то второкурсника, из-за чего стало только хуже. Он свернул на тропинку, что вела прочь от замка, потом передумал и пошел назад, к Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница огням, что уже горели в окнах.

И замер: по ступеням поднималась Роза Уизли. Значит, вернулась.

- Эй, Уизли, погоди!

Роза остановилась и с легким непониманием уставилась на слизеринца, спешащего к ней.

- Чего тебе?

- Где Поттеры?

Роза облизнула искусанные губы – Малфой заметил это, как и красноту век, и растерянный взгляд, и черную не школьную мантию.

- Они еще не вернулись.

- Как они?- почти шепотом спросил юноша. Вся его злость прошла, когда он снова прикоснулся к этому миру, где сейчас пытались восстановить разрушенную идиллию. Прикоснулся – и почувствовал дыхание скорби.

- Плохо,- без подробностей ответила Роза.

- Когда они приедут?

- Я не знаю,- пожала она плечами и Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница пошла прочь, видимо, чтобы остаться одной. Скорпиус проводил ее взглядом, потом взбежал по лестнице, пересек холл и направился в подземелье Слизерина, чтобы написать письмо другу.

Не соболезнования и выражение жалости. Нет. Он расскажет о матче Слизерин – Хаффлпафф, где последние потерпели сокрушительное поражение. Расскажет о том, как на Зельях взрывающийся котел Джеймса прекрасно был заменен котлом Эммы Томас, и она покрылась какой-то желтой слизью. Как Флитвик похвалил Малфоя за, наверное, впервые удачно написанное эссе и от этого чуть не упал с подушек.

Просто поделится с другом частью своего мира, покажет, что жизнь не кончилась. Что он, Малфой, ждет Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница его. И он, и Ксения.

Особенно нужно было не забыть написать о Ксении, решил Скорпиус и взялся за перо.

Глава 6. Гермиона Уизли.

Гермиона проснулась в среду утром с чувством, что совсем не отдыхала. Но это ощущение стало уже привычным для той, кто почти две недели не живет, а существует. Существует ради любимых людей.

Странно, за дни, прошедшие со смерти Джинни, она отвыкла просыпаться в собственной постели. В холле больницы, у кровати Рона или Гарри, в гостиной Уизли – но не в своем доме. Сюда она заходила лишь освежиться или переодеться.

Гермиона поднялась и поспешно отправилась в ванную. Нужно было Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница еще приготовить завтрак для Поттеров, гостивших в их с Роном доме. А потом поехать к мужу, все еще находившемуся в больнице Святого Мунго.

Вчера она настояла, чтобы ее дети вернулись в Хогвартс: там безопаснее, там меньше ощущается горе, там им будет лучше. В школе Роза и Хьюго хоть немного отвлекутся. Как Гермионе было ни трудно оставаться без них, она знала, что была права.

Женщина встала под бодрящий душ, понимая, как соскучилась по своему дому, по своей спальне, своей ванной. Просто по состоянию уюта, что царил здесь с тех самых пор, как Рон впервые привел ее сюда, почти восемнадцать лет Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница назад.

Гермиона вытерлась, оделась и поспешила вниз, в кухню, чтобы успеть все к часу, когда Лили и Джеймс отправятся назад в Хогвартс.

Странно, но из кухни уже доносился аромат свежего кофе и тостов. Гермиона вошла и увидела, что у плиты стоит Лили, а Джеймс сидит с чашкой за столом.

- Доброе утро, ребята,- Гермиона постаралась искренне улыбнуться племянникам.

- Привет, Гермиона,- без энтузиазма ответили Поттеры

- Вы чего так рано поднялись?- Гермиона подошла к холодильнику, чтобы достать сыр для бутербродов и масло. Она по их взглядам поняла, что они и не ложились. Значит, опять сидели в спальне Хьюго всю ночь.

В понедельник, после Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница похорон Джинни, они вернулись в «Нору», но к вечеру встал вопрос о том, как располагаться на ночь. И Гермиона, зная, что Гарри ни за что не поедет к себе домой, предложила их с Роном дом. И Поттеры остались у нее. Гермиона была рада, поскольку в уютном коттедже стало не так пусто. Был смысл возвращаться к себе после долгого дня в больнице и на работе, помня, что дома есть кто-то, кто нуждается в ней. Хотя по поведению Лили и Джеймса так утверждать значило бы кривить душой.

- Лили, тебе помочь?- Гермиона подошла к девушке, готовившей яичницу. С беконом и помидорами. Как любил Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница Гарри.

- Нет,- Лили помотала головой. Гермиона вздохнула и села за стол, сложив перед собой руки. Что с ними делать, она не знала.- Ты пойдешь сегодня к дяде Рону?

- Да, загляну на работу, а потом в больницу,- Гермиона поджала губы. Они постоянно говорили с ней только о Роне. Больше ни о чем. А говорить о муже просто так, мимолетно, не хотелось. Тем более с двумя подростками.

В кухню вошел сонный Гарри. Он казался отдохнувшим, глаза из-за очков смотрели спокойно, без того надрыва, что был в этом взгляде после похорон Джинни.

- Доброе утро, папочка,- Лили обняла отца Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница и поцеловала в щеку.- Садись, я приготовила тебе завтрак.

Гермиона смотрела, как девушка суетится вокруг отца, подавая ему салфетку, тарелку, наливая кофе. Женщина рассеянно намазала себе бутерброд.

- Спасибо, Лил,- Гарри мимолетно приобнял дочь за пояс, а потом приступил к еде. Лили села напротив отца и смотрела, как он ест.

- Ребята, вы бы поторопились, вас ждут в школе,- напомнила Гермиона, покончив со своим тостом, и поднялась, чтобы налить себе чая. Те одновременно кивнули, но ничего не ответили.- Профессор МакГонагалл лишь ненадолго раскроет камин, чтобы вы могли попасть в замок. Вы же знаете, что сейчас в школе повышенная степень защиты…

- Гермиона права,- заговорил, наконец Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница, Гарри. Лили взглянула на отца, потом поднялась, подошла к нему и обняла.

- Папа, может, нам остаться? Мы потом сможем догнать однокурсников…

- Нет, Лили, мы об этом уже говорили,- покачал головой Гарри, накрывая ее руки своими. Гермиона была согласна с другом - дети ничем не помогут здесь, только будут причинять еще большую боль Гарри и большее беспокойство. А в Хогвартсе они будут в безопасности.

Лили покорно кивнула, поцеловала отца в черную макушку и покинула кухню. Джеймс, так ничего и не сказавший, отправился за ней. Воцарилась тишина. Гарри в упор смотрел на свою тарелку с недоеденным завтраком.

- Она впервые сделала Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница мне любимую яичницу,- растерянно пробормотал мужчина, поднимая глаза.- Зачем?

- Думаю, она пытается показать, что даже без… Джинни о тебе есть кому позаботиться. Чтобы ты не чувствовал себя одиноким,- пожала плечами Гермиона, опираясь спиной о стойку.

Гарри горько усмехнулся:

- Нормально. Ведь это я должен заботиться о них, а не они обо мне.

- Они любят тебя, Гарри. И беспокоятся. И… они видели тебя на кладбище,- тихо добавила Гермиона. Гарри вздрогнул, и женщина даже пожалела, что сказал это.

- Ладно,- он поднялся и рассеянно запустил руку в растрепанные волосы.- Я пойду, потороплю их.

Гермиона кивнула, провожая взглядом друга. Как же все непросто Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница! А ведь есть еще Рон. Гарри как-то спрашивал о нем, но Гермиона смогла расплывчатыми фразами описать все, чтобы друг не беспокоился еще и об этом. После похорон же Поттеры вообще мало о чем говорили, каждый в себе переживая свое горе.

Гермиона залпом допила чай, поставила чашку в раковину (она тут же начала мыться сама) и поднялась в спальню. Ей нужно было успеть зайти на работу – Кингсли зачем-то вызвал ее к себе.

Когда женщина спустилась, у камина стоял один Гарри – с видом, будто только что остался без чего-то важного.

- Они уже уехали?- изумилась Гермиона, глядя на гаснущее Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница в камине пламя. Гарри лишь кивнул, подходя к дивану и опускаясь на него.- С Альбусом попрощались?

Гарри снова кивнул, и Гермиона с небольшой обидой подумала, что с ней-то они и не подумали попрощаться.

- Гермиона, спасибо тебе, что приняла нас…

Она удивленно подняла на друга глаза.

- Гарри, ты же наш с Роном друг! Мы всегда рады тебе и твоим детям.

- Я знаю,- он не смотрел на нее.- Как там Рон? Почему его не выписывают?

- Обследуют,- туманно ответила Гермиона. Она ожидала еще вопросов, подозрительности со стороны Гарри – ведь тот видел Рона на похоронах, но мужчина лишь кивнул. Одним этим можно было определить Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница состояние Гарри как апатию. Он никогда не был таким невнимательным к лучшему другу.- Ладно, мне нужно идти. Чувствуйте себя с Алом, как дома.

Гарри снова кивнул. Гермиона тяжело вздохнула и тоже шагнула в камин, сказав пароль для проникновения в сеть Министерства. Со времени нападений на Поттеров меры безопасности усилили везде, где только можно.

Гермиона пересекла Атриум и вошла в лифт. Мысли о Гарри и его детях были вытеснены мыслями о Роне. Думала ли она, что когда-нибудь станет женой оборотня? Причем не просто оборотня…

Вышла из лифта и поспешила по коридору к офису мракоборцев, где ее почему Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница-то ждал Кингсли.

Она подавляла в себе панику: ведь она впервые не знает, как себя вести с мужем. С самым близким, самым родным.

Рон. Такой теплый. Иногда совершенно невыносимый. Иногда безумно милый. Бестактный, но заботливый. Пытающийся быть серьезным, но совершенно в этом не преуспевший даже за годы взросления.

Их семейная жизнь всегда напоминала Гермионе поездку по холмам. Подъем – спуск. Снова подъем. Снова спуск. То он злится, что его не посвящают в какие-то тайны, то просит прощения за то, что давит на жену. То жалуется, что Гермиона слишком много работает, то хвалит, что она так любит свою профессию. Это все ее Рон Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница, которого она любила. Любила каждую веснушку на его носу, даже его глупую манеру сворачивать носки в узел...

Гермиона вошла в отдел и кивнула дежурному, тот лишь приветливо махнул ей. Кабинет Кингсли был недалеко от кабинета Гарри.

- Привет, проходи,- глава мракоборцев пригласил посетительницу садиться. Он выглядел как всегда подтянутым и бодрым, что нельзя было сказать о Гермионе.- Как там дела?

- Нормально. Но было бы лучше, если бы вы не нагнали на кладбище толпу своих подчиненных,- Гермиона села и посмотрела через стол на Кингсли.

- Я выполняю свои обязанности,- пожал плечами мракоборец, отбрасывая в сторону перо.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 4 | Нарушение Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница авторских прав


documentapdxkqj.html
documentapdxsar.html
documentapdxzkz.html
documentapdygvh.html
documentapdyofp.html
Документ Жизнь - шахматная партия. Фигуры на доске. 13 страница